Денис Пушилин, один из лидеров «Донецкой республики»: «На референдум собиралось 60% населения Донбасса, после Одессы придет еще больше»

Здесь и сейчас
8 мая 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Самопровозглешенные власти народных республик говорят, что референдум состоится. И пройдет в два этапа: 11 мая противники киевских властей в Луганской и Донецкой областях выносят на голосование вопрос о независимости своих самопровозглашенных образований, а 18 мая – вопрос о присоединении регионов к России.

Эту тему «Дождю» прокомментировал Денис Пушилин, один из лидеров самопровозглашенной Донецкой республики.

Дзядко: Сегодня вы и ваши соратники объявили, что референдум, несмотря на вчерашнюю просьбу президента России, состоится. Не могли бы вы сейчас нам и нашим зрителям более подробно разъяснить почему?

Пушилин: Мы с глубоким уважением относимся к Владимиру Владимировичу Путину и его попытке не допустить увеличения количества жертв, его желанию найти разрешение этого конфликта, который получился. Но народ увидел все это гораздо глубже, народ, который проживает в этом регионе. Для народа это явилось своеобразным подвигом и дата 11 мая – своеобразный символ победы такой же, как флаг над Рейхстагом. Это действие было принято практически единогласно, не практически, а 100% голосов делегатов от городов региона и районных центров, было принято единогласное решение, чтобы дату не менять.

Монгайт: Как будет происходить референдум, где будут избирательные участки? Не боитесь ли вы, что украинская милиция будет пытаться противодействовать? Сегодня весь день обсуждается, что огромное количество бюллетеней якобы сжег «Правый сектор». Как это все будет?

Пушилин: По поводу сожженных бюллетеней – это всего лишь утка информационная, запущенная, наверное, с той стороны. Ничего не спалено, бюллетени уже развезены, находятся на территориальных избирательных комиссиях. Избирательные участки будут находиться, и они уже находятся на привычных для людей местах, единственное, что некоторые участки объединены. Допустим, если во Дворце культуры было три участка, то сейчас могут быть два участка. Избирательных участков более 1 200 по нашему региону, территориальные комиссии все укомплектованы. Технически все готово для проведения референдума.

Монгайт: А будут ли какие-то наблюдатели присутствовать на этих выборах?

Пушилин: Мы приглашаем. Уже приехали и заявили о своем участии даже из Европы. Их не такое большое количество, но мы рады наблюдателям, они смогут все увидеть своими глазами. На самом деле это, наверное, чуть ли не первый в истории народный референдум, то есть народ сам восстал. Народ фактически сам профинансировал этот референдум, народ своими силами проводит этот референдум. Вот такая у нас ситуация.

Дзядко: Накануне представители российской Государственной Думы заявили, что не собираются в качестве наблюдателей присутствовать на этом референдуме. Не смущает ли вас это? Не означает ли это для вас, что поддержки российских властей вы в своем референдуме не получите?

Пушилин: Мы все-таки ожидаем поддержку, но высшей, наверное, точкой легитимизации будет количество пришедших и количество проголосовавших за суверенитет Донецкой народной республики.

Монгайт: А какое количество пришедших и проголосовавших для вас является решающим?

Пушилин: По нашим опросам, которые проводились еще до одесского геноцида, количество пришедших в процентном соотношении должно выйти не менее 60. Сейчас на фоне тех событий, той катастрофы, которая произошла в Одессе, на фоне увеличивающегося количества жертв в Славянске, Краматорске, Андреевке, Мариуполе получается, что даже наши оппоненты, мои знакомые, которые не разделяли моих взглядов из Киева, из Западной Украины, они меняют сейчас свою точку зрения. Здесь это еще в столько-то кратном размере происходит, поэтому достаточно высокий процент мы ожидаем пришедших на референдум.

Дзядко: Вы говорите, что было 60%, это по отношению к чему? По отношению к пяти миллионам, которые населяют Донецкую область, по отношению к чему?

Пушилин: По отношению к тем, кто имеет право голоса. Более двух миллионов мы точно ожидаем, что придет проголосовать.

Монгайт: В эти дни много разговоров о том, что в Славянске берут в заложники журналистов, иностранцев, людей, которые смущают местные самопровозглашенные власти. Вы не считаете, что это мешает вашему делу?

Пушилин: На самом деле это больше информационная атака украинских СМИ.

Монгайт: То есть это неправда?

Пушилин: Да. Что касается журналистов, журналисты – это сейчас наши главные союзники, которые доносят информацию. Я вам скажу даже больше, что к некоторым журналистам мы выставляем охрану, чтобы их не украли, никуда не дели, потому что охота как раз на них объявлена со стороны «Правого сектора», который сейчас заполонил наш регион. Угрозы им звучат, и мы вынуждены реагировать таким образом. Что касается остальных задержанных, я вам скажу, что случайных людей там нет, они представляют какой-то интерес для «Правого сектора». Происходит обмен, вы видели, что буквально вчера-позавчера было две серии обменов пленными, наши заключенные, включая Павла Губарева, Леонида Баранова, это наши активисты, которые были фактически в роли политзаключенных.

Дзядко: Например, в Славянске сейчас удерживается два киевских режиссера, один из них Павел Юров, они были две недели назад задержаны. Они для кого интерес представляют?

Пушилин: По поводу Павла Юрова, какую функцию он выполнял и что делал, там нет случайных людей. Те, кто попадает, на это есть основания. Как представители ОБСЕ, они по всем новостным лентам проходили как миссия ОБСЕ, а на самом деле это были разведчики НАТО, если смотреть прямо на их удостоверения.

Монгайт: В удостоверениях было написано «разведчики НАТО»? Откуда такая информация?

Пушилин: Фактически это так. Если вам будет интересно, я вам скину видео, посмотрите, какая должность там указана.

Монгайт: Скиньте обязательно. У меня важный вопрос. Пройдет референдум, если пройдет те 60%, которые вы ожидаете, чье признание референдума для вас окажется решающим? Если вдруг Россия не признает результаты референдума, такое возможно?

Пушилин: Теоритически возможно все, что угодно. Мы не можем давать какие-то гарантии или обещания, что кто-то нас признает или нет. Сейчас происходит такое уникальное событие - происходит народный референдум. Без каких-либо инструкций, без каких-либо финансовых вливаний происходит референдум. Все происходит на энтузиазме и на желании отстоять права своего региона. Сейчас высшей точкой легитимизации будет процент пришедших и проголосовавших.

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.