«Лукашенко согласится на присоединение к России. Ему это выгодно». Владимир Жириновский — о протестах в Беларуси, отравлении Навального и деле Фургала

Гость первого выпуска нового сезона Hard Day's Night — лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский. Обсудили, кому могло быть выгодно отравление политика Алексея Навального и почему Жириновский полагает, что отравление — это провокация и повод для новых санкций Запада против России. А также спросили, что ЛДПР делает для помощи арестованному бывшему главе Хабаровского края Сергею Фургалу, за которого жители региона выходят на митинги с 11 июля, и почему сам Жириновский не приезжает в регион для участия в акциях. Также обсудили ситуацию в Беларуси и возможный транзит власти в России. Жириновский полагает, что Россия присоединит Беларусь в течение года, Александр Лукашенко согласится на это, а народ не будет сопротивляться.

Эфир провели журналист Дождя Антон Желнов, журналист «Проекта» Ольга Чуракова, главный редактор сайта Дождя Владимир Соловьев и журналисты Дождя Анна Немзер и Владимир Роменский. 

Желнов: Добрый вечер. Hard Day’s Night на Дожде, это первый выпуск в новом сезоне, после отпуска, надеюсь, вы соскучились. Приветствую вас, наших зрителей, и нашего сегодняшнего, первого в этом сезоне новом, гостя, Владимира Жириновского, лидера партии ЛДПР. Владимир Вольфович, добрый вечер.

Жириновский: Добрый вечер.

Желнов: Владимир Вольфович, первый вопрос к вам по сегодняшней главной новости, она до сих пор занимает топ «Яндекса» и всех других новостных ресурсов, это первая фотография Алексея Навального, сделанная его семьей, врачами, где видно, что он, слава богу, пошел на поправку. Есть у вас понимание, кто его отравил?

Жириновский: Например, то, что нас пытаются обвинить, наши какие-то службы, это несостоятельно. У нас самые мощные службы, с самым большим опытом уничтожения людей через отравление. Вспомните Бандеру, шестьдесят лет прошло, прежде чем…

Желнов: Давайте не к Бандере, вот к последним случаям отравлений.

Жириновский: Я как пример привел. Хорошо. Я уверен, что там, где последние случаи были, там нет наших людей, потому что это детский лепет, допустим, там Луговой, там этот, как его, Литвинов. Ну что, смешно.

Роменский: Литвиненко.

Жириновский: Литвиненко, ну смешно.

Желнов: Литвинов это другой человек.

Жириновский: Литвиненко. Или вот в Лондоне, это же наш разведчик бывший. Во-первых, он уже бывший, он все, что он знал, уже бесполезно…

Желнов: Бывших не бывает, мы это тоже знаем.

Жириновский: Согласен. А вот сейчас…

Желнов: Кто тогда, по вашей версии, отравил? Если всерьез.

Жириновский: Если бы мы отравили, зачем же тело отдавать туда? Ну, больной, если больной жив еще. Зачем отдавать туда, чтобы такой скандал поднялся?

Желнов: Подождите, власть заявляет, что тело отдавали… Не тело, слава богу!

Жириновский: Ну, больной человек, отдали.

Соловьев: Пациента, говорят.

Желнов: Алексея Навального, разрешили транспортировать пациента, хотя сегодня Песков сказал все-таки, произнес его фамилию впервые, Навальный. Алексея Навального разрешили транспортировать потому, что врачи согласились на это. Или вы считаете, что была отмашка сверху и…

Жириновский: Понимаете, если бы действительно было отравление, то немецкие врачи немедленно повезли бы в Charite в Берлин, а они спокойненько ночуют в Омске, ничего, они не видят опасности. Отравление не может быть таким, что вот будет медленно там что-то развиваться, это не отравление. Отравление — моментально погибает человек и беззвучно, он не может пойти в туалет и кричать там. При отравлении нет необходимости кричать, потому что у тебя сразу отключается мозг, понимаете, цианистый калий там…

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю