Илья Яшин: могу сделать только один вывод – СК украл у меня 450 тысяч рублей

Кофе-брейк
18 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Лидер движения «Солидарность» Илья Яшин рассказал Павлу Лобковым в программе КОФЕ-БРЕЙК, почему он решил судиться со Следственным комитетом.

Лобков: Сегодня вы подали в суд на Следственный комитет.

Яшин: Вы узнали об этом первыми, потому что заявление в суд мы подали буквально час назад вместе с моим адвокатом. Действительно мы начинаем тяжбу со Следственным комитетом, который ещё в июне изъял все мои сбережения при обыске квартиры с выломанными дверями, с маски-шоу, как положено. Несмотря на то, что ещё в октябре было удовлетворено ходатайство о возврате денег…

Лобков: А что это был за обыск?

Яшин: Это было по «Болотному делу», тот знаменитый день - 11 июня, когда по всей Москве прокатились обыски, у моих родителей был обыск, у моих близких людей…

Лобков: У Ксении Собчак.

Яшин: У Ксении Собчак, и в квартире, где я проживаю, был обыск, меня не было дома. С выломанными дверями, штурмом практически квартиры. Тогда изъяли практически всё: оргтехнику, деньги. В течение полугода мы пытались эти деньги и вещи вернуть, но успеха особого не добились, даже несмотря на то, что ещё в октябре было удовлетворено ходатайство о возвращении денег. Уже четыре месяца прошло, а денег нет.

Лобков: А как это аргументируется? Что столько месяцев с этими деньгами можно делать?

Яшин: Я этого не очень понимаю, кроме того, что их можно забрать себе. В течение восьми месяцев после обыска все следственные действия с деньгами были проведены, никаких претензий по поводу этих денег мне не было предъявлено. Был проведён специальный допрос по поводу изъятых вещей. Подчёркиваю, в октябре следователи подписали постановление, что деньги мне будут возвращены. В законе есть такая постановка – возврат должен происходить в разумные сроки. Мне представляется, 4 месяца - это вполне разумный срок для того, чтобы деньги были перечислены на мой счёт, который я указал в ходатайстве.

Лобков: Много было денег?

Яшин: Было порядка 450 тысяч рублей, которые я накопил за последние несколько лет и по глупости своей хранил дома.

Лобков: А что касается ущерба, как это делается? Например, взломали дверь, изъятый компьютер. Они должны вам вернуть?

Яшин: Они должны мне вернуть, если изъятые вещи не объявляются вещественными доказательствами в рамках уголовного дела. Например, у Развозжаева был изъят автомобиль, который якобы был куплен на деньги, которые дал ему Гиви Таргамадзе. Развозжаеву предъявлены обвинения, а я по-прежнему свидетель, и все вещи, которые у меня были изъяты… Вообще, возникает вопрос - какого чёрта мне их не возвращают, если я до сих пор свидетель? Смотрите, вы живёте в своей квартире, потом выясняется, что к вам приходят люди в масках, с оружием, выламывают дверь, забирают все ценные вещи. Вот вы бы как этих людей назвали? Я бы их назвал следователями Следственного комитета…

Лобков: Если они с ордером приходят - да.

Яшин: Я ордера не видел, кстати, потому что меня там не было. В моё отсутствие была выломана дверь. Меня отвезли на обыск к родителям, практически одновременно это всё происходило. У меня есть одна версия, почему мне деньги не возвращают: я подозреваю, что эти деньги были украдены в Следственном комитете. Просто других причин того, что мне не возвращают деньги, я найти не могу. Деньги вернули практически всем, кроме тех, кто объявлен…

Лобков: Ксении Собчак вернули, но существует информация о том, что Людмила Борисовна Нарусова общалась чуть ли не с президентом страны для того, чтобы это случилось.

Яшин: Я, как вы понимаете, свечку не держал, поэтому не могу эту информацию подтвердить или опровергнуть. Я подозреваю, что поскольку сумма была намного больше той, которую изъяли у меня, решение принималось на более высоком уровне. Поскольку резонанс был гораздо больше, решение принималось на более высоком уровне.

Лобков: А как формулируется иск?

Яшин: Мы обжалуем то, что Следственный комитет не выполняет удовлетворённое ходатайство о возврате денег.

Лобков: Вы напрямую не обвиняете, что у вас украли деньги?

Яшин: Пока не обвиняем. Понимаете, чтобы предъявить претензии на украденные деньги, нужно обращаться в Следственный комитет. Я должен написать Бастрыкину письмо о том, что Бастрыкин украл у меня деньги. В этом нет никакого смысла, потому что я подозреваю, что мне ответит Бастрыкин, несмотря на то, что действительно  произошло с моими деньгами.

Лобков: А что он вам ответит? Кстати, у вас есть расписка, что изъято 450 тысяч рублей?

Яшин: Да, у меня есть документы, подтверждающие изъятие денег, есть документы, что деньги должны быть мне возвращены, но уже 4 месяца их не возвращают. Поэтому мы попытаемся оказать воздействие через суд на следственные органы. Нет иллюзий по поводу нашего суда, но всё-таки надеемся, что суд в эту ситуацию вмешается. По крайней мере, мой товарищ, коллега Борис Немцов жаловался в суд на бездействие Следственного комитета по расследованию дела о его прослушке, которая была опубликована в «Life News» . Судья указал Следственному комитету, что необходимо расследовать, дал какую-то оплеуху. Мы надеемся на то, что и сейчас через суд удастся какое-то воздействие оказать, будем поднимать общественное мнение, потому что это безобразие. Конечно, сумма по сравнению с тем, что было изъято у Ксении Собчак, не очень большая, но учитывая уровни моих доходов, для меня это крупная сумма денег, и мне бы хотелось их вернуть.

Лобков: Сегодня пришло сообщение, что Совет по правам человека создаёт свою группу для расследования «Болотного дела» и «дела «Анатомии протеста». Это имеет какую-то перспективу?

Яшин: Параллельное расследование - это формирование общественного  и попытка докопаться до правды. Я убеждён, что докопаться до правды можно только в рамках альтернативного, общественного и независимого расследования. То, как идёт расследование этого дела в Следственном комитете, не может никого удовлетворить кроме тех людей, которые это дело заказали. У меня нет сомнений, что это политически сфабрикованное, заказанное дело.

Лобков: А вас давно допрашивали в последний раз?

Яшин: Примерно в конце прошлого года. Вопросы, которые мне задавали, носили довольно странный характер, например, летал ли я когда-нибудь за границу с Алексеем Навальным.

Лобков: И было ощущение, что дело отложили, а потом вдруг на прошлой неделе вытаскивается ещё один задержанный, и он уже под арестом находится.

Яшин: Он уже под арестом находится уже несколько недель, но никакого ощущения, что дело заканчивается, не было.

Лобков: Ваш прогноз: та группа обвиняемых, которая есть, она уже сформирована, или в любой момент Следственный комитет может выдернуть человека, который, например, мешал задержанию?

Яшин: Я не исключаю, что будут ещё задержания участников, но сейчас ключевая тема - будут ли объявлены организаторы «массовых беспорядков». Ещё в июле представитель Следственного комитета Маркин назвал пять фамилий людей, которых они рассматривают в качестве подозреваемых по организации. Была  названа фамилия Алексей Навального, Сергея Удальцова, моя фамилия, если я не ошибаюсь, Ильи Пономарёва и Гудкова, по-моему. Не исключено, что до того, как передать дело в суд, кого-то из упомянутых лиц сделают организатором.

Лобков: А вы не боитесь этим  иском в суд так раздразнить Следственный комитет, что они вытащат не очень значительный эпизод и переведут вас в статус обвиняемого?

Яшин: Чтобы не дразнить следователей Следственного комитета нужно в управдомы переквалифицироваться, потому что вся моя оппозиционная деятельность, очевидно, является раздражающей для следователей, и для тех людей, которые являются заказчиками расследования. Можно, конечно, не дёргать тигра за усы, но не все же должны этого тигра в задницу целовать, поэтому ничего страшного, будем дразнить и будем указывать им на закон, Конституцию, на то, что они обязаны делать.

Лобков: А вы же знаете следователя, который ведёт ваше дело, его телефон?

Яшин: Кстати, это тот следователь, которого Леонид Развозжаев обвинил в том, что он участвовал в пытках, когда его выкрали на территорию Украины и допрашивали в Брянске. Его фамилия Плешивцев.

Лобков: А вы пытались ему позвонить и сказать: «Плешивцев, верни деньги!».

Яшин: Плешивцеву  я звонил, мы встречались, писал ходатайство. Он разводит руками и говорит, что ничего сделать не может, потому что это уже не его епархия, это епархия бухгалтерии. Я не знаю, что там за бухгалтерия, которая уже 4 месяца занимается перечислением денег на счёт. Я даже разговаривал с Маркиным, который тоже разводит руками и говорит о том, что нужно действовать в рамках бумажной переписки, вот и будет теперь переписываться через  суд.

Лобков: Легко приняли иск?

Яшин: Они не могут не принять, мы надеемся, что он будет рассмотрен. У меня довольно профессиональный адвокат - Вадим Прохоров, который съел собаку на всех разбирательствах со Следственным комитетом, он квалифицированный юрист. Я уверен, что дойдёт до рассмотрения. Другой вопрос - насколько будет зависим в рассмотрении суд, насколько он с пониманием отнесётся к нашим, как мне кажется, совершенно очевидным доводам, и встанет на сторону закона, а не тех людей, которые незаконно мои средства удерживают.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.