Эксперт по КНДР: о том, что будет взрыв, было известно давно – никто особо не испугался

Кофе-брейк
12 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Юлия Таратута
Теги:
КНДР

Комментарии

Скрыть

Директор корейских исследовательских программ Института экономики РАН и профессор МГИМО Георгий Толорая в программе КОФЕ-БРЕЙК рассказал, почему никто в мире не удивился «успешно проведенному» ядерному испытанию КНДР и что хочет этим доказать Ким Чен Ын.

Таратута: Насколько это опасно для нас, для мира? И насколько всё это неожиданно?

Толорая: Это не является неожиданным, северокорейцы уже несколько месяцев как взяли курс на ужесточение своей политики. После того, как они запустили спутник и получили в ответ резолюцию Совета безопасности ООН, осуждающую этот акт, как испытание баллистической ракеты, они сразу взяли курс на то, чтобы провести ядерное испытание в качестве ответа недоброжелателям. О том, что будет ядерный взрыв, было известно довольно давно, о том, что он будет в феврале перед самым днём рождения Ким Чен Ына, отца нынешнего лидера, который почитается в Северной Корее наряду с вождём основателем Ким Ир Сеном, тоже было понятно. Они выбрали эту дату - 12 февраля, спасибо, что не днями раньше, когда восточный мир отмечал Новый год. Это было ожидаемое событие, уже давно были заготовлены заявления всех МИДов и резолюции Совета безопасности, так что неожиданности нет.

Опасность для России, я думаю, очень небольшая, потому что северокорейцы явно воевать с нами с применением ядерного оружия не собираются. Хотя это происходит недалеко от наших границ, выброса радиоактивности нет. Конечно, очень большие геополитические последствия у этого события для России, и не только, но и для всех стран, окружающих. Ядерное испытание в КНДР пройдёт в дальнейшем  с ужесточением санкций и внешнему ужесточению давления.

Таратута: Я верно понимаю, что речь идёт о том, что сейчас холодно, голодно в Корее, и нужно получить буквально гуманитарную помощь, а весь мир трясётся от страха?

Толорая: Может быть, северокорейские товарищи так себе и представляли, но это явный просчёт, этого не будет. Уже несколько лет КНДР, пусть неформально, считается ядерной державой, но тут ясно, что укреплению  обороноспособности эта акция не способствовала, никто больше особо не испугался. Южнокорейцы, по-моему, вообще более-менее привыкли к тому, что их северокорейский сосед выкидывает такие штучки, все остальные - тоже. Я думаю, американцы всерьёз не боятся того, что эти ракеты разрушат Нью-Йорк, как это было показано недавно в северокорейском мультфильме. Наверное, новый руководитель Ким Чен Ын или кто-то из его советников считали, что так они повысят свой статус, так они приобретут новые аргументы. В торге США смогут говорить с позиции силы, но вряд ли так произойдёт.

Таратута: Я верно понимаю, что от новой власти, от сына ожидали совсем других действий, или это такая наследственность, и все берутся за старое?

Толорая: Надежды поначалу были очень большие, первые его шаги как руководителя, PR-акции его, как появление с молодой женой, как попытки реформ, новые подходы к внутренней ситуации, да и к внешней политике, давали пищу для этого. Но в какой-то момент произошёл довольно резкий поворот, и произошло это примерно осенью прошлого года. Наверное, его напугали ястребы в руководстве КНДР, в первую очередь военные, с которыми у него отношения не очень хорошие сложились,  тем, что уступки приведут к падению режима, к тому, что погибнет не только государство, но и он сам. С какого-то момента началось очень резкое закручивание гаек внутри страны и во внешней политике, причём настолько резко, что это уже граничит с авантюризмом. Мне не совсем понятно, на что рассчитывает Ким Чен Ын, я могу понять его старых подчинённых, которые пытаются выслужиться друг перед другом, кто круче, но почему он так поддался на этот шантаж, это мне не совсем понятно.

Таратута: А насколько он самостоятелен?

Толорая: Он - человек достаточно молодой, намного моложе его окружающих советников и руководителей старой власти, среди которых есть ещё те, которые партизанили в годы Второй Мировой войны вместе с его дедом Ким Ир Сеном. В тоже время в традициях Северной Кореи воля лидера, решения его не подвергаются  никакому сомнению, и Ким Чен Ын довольно ясно дал понять своим подчинённым, что он сопротивления не потерпит. Он, как известно, репрессировал несколько представителей военных, и остальные опасаются как-то перечить ему. Вместе с тем, он вынужден прислушиваться, может быть, как не имеющий достаточных навыков, он принимает на веру какие-то утверждения своих советников, старых членов руководства. Среди них есть тоже разные люди, есть разные точки зрения. Видимо, должно пройти какое-то время, видимо, он должен набить шишек, чтобы понять, что необходимо более взвешенную и компромиссную линию проводить. Надеюсь, что это произойдёт.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.