«Чиновники виноваты не в меньшей степени, чем сама Инятина». Отец одного из погибших на «Булгарии» о суде в Казани

Кофе-брейк
27 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
Казань

Комментарии

Скрыть

Московский райсуд Казани сегодня приступил к рассмотрению по существу уголовного дела о крушении теплохода «Булгария» летом 2011 года. В связи с большим числом свидетелей и потерпевших в суд приглашены около 200 пострадавших и около 100 свидетелей. Заседание проходит не в здании суда, а во дворце культуры «Юность». 

В числе обвиняемых субарендатор «Булгарии» Светлана Инякина, помощник капитана судна Рамиль Хаметов, эксперт Российского речного регистра Яков Ивашов, сотрудники Ространснадзора Владислав Семенов и Ирек Тимергазеев. Несмотря на то, что они знали, что судно неисправно, они выпустили его в рейд. По совокупности предъявленных обвинений подсудимым грозит до десяти лет лишения свободы.

Мария Макеева обсудила сегодняшнее заседание суда с Наилем Сейдгазовым – в крушении теплохода погиб его сын Эльнар, а также невеста сына Ирина. 

Макеева: Сегодня гособвинитель зачитал обвинительное заключение в отношении Инякиной и Ивашова, после чего суд объявил перерыв до завтрашнего дня. Наш корреспондент говорит, что многих родственников погибших возмутило такое решение, поскольку суд в итоге продлился 2,5 часа. Многие углядели в этом умышленное затягивание процесса. Что вы думаете?

Сейдгазов: В принципе да, судья мог бы поработать и подольше, потому что после зачтения обвинительного заключения Инякиной сделали небольшой перерыв 10 минут, а потом после зачтения обвинительного заключения по Ивашову отложили это дело до завтрашнего дня. В принципе можно было сделать и перерыв на обед и после обеда продолжить рассмотрение этого дела. Я так думаю.

Макеева: Большинство пострадавших живёт не в Казани, а в соседних городах, и они говорят, если суд будет и дальше работать по 2,5 часа в день, то станет невозможным приезжать каждый день на судебный процесс. Откуда ездите вы на суд?

Сейдгазов: У меня сын приехал из Челябинска вместе со своей невестой, и родственники невесты Ирины Будановой сегодня утром приехали, мы сейчас вечером их проводили, и они уехали обратно. Действительно, ездить издалека просто невозможно, даже если из районов Татарстана, это не каждому по плечу. Поэтому, конечно, желательно, чтобы суд работал в более плотном режиме.

Макеева: 200 пострадавших – это очень много, не знаю, если вы общаетесь в перерывах процесса. Что говорят люди, и что думаете вы относительно тех, кто оказался в итоге на скамье подсудимых? Это те люди, кого стоило бы судить? Насколько удовлетворены пострадавшие, что в итоге такой набор обвиняемых?

Сейдгазов: Тут виновата вся система наша российская, потому что всё построено на взятках, на каком-то займе и так далее. Я думаю, что эти чиновники речного реестра не из какой-то жалости к Инякиной и не из каких-то ещё других чувств подписали эти бумаги на выход судна на рейс. Поэтому чиновники виноваты не в меньшей степени, чем сама Инякина. Инякина взяла в субаренду этот теплоход и пыталась выжать из него максимальные деньги.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.