Лекции
Кино
TED BBC
В поисках хорошего секса: что мы делаем не так? Большое интервью с сексологом Аминой Назаралиевой
Читать
01:09:28
0 34353

В поисках хорошего секса: что мы делаем не так? Большое интервью с сексологом Аминой Назаралиевой

— Republic Talk

Новый гость Republic Talk – сексолог, психотерапевт, руководительница московской клиники Mental Health Center Амина Назаралиева. Обсудили, как меняется секс и отношение к нему в XXI веке. Интервью провела Полина Потапова, главный редактор журнала «Будущее» на платформе Republic.

  • Тренд: подростки отказываются от секса (Смотреть)
  • Одинокие женщины счастливее, чем замужние (Смотреть)
  • Мифы про мужскую эрекцию (Смотреть)
  • Что не так с порно? Сексолог рассказывает почему секс на экране далек от реальности (Смотреть)

Потапова: Здравствуйте, дорогие подписчики Republiс и телеканала Дождь! Меня зовут Полина Потапова, я главный редактор журнала «Будущее» на платформе Republiс, и это программа Republiс Talk. Сегодня мы говорим о сексе и отношениях в XXI веке, и наша гостья ― сексолог, психотерапевт, глава Mental Health Center Амина Назаралиева. Здравствуйте, Амина!

Назаралиева: Здравствуйте.

Потапова: Я начну с общего вопроса. Скажите, пожалуйста, какие тенденции в интимной сфере в обществе сейчас наблюдаются, какие изменения?

Назаралиева: Мы все больше говорим о «плохом сексе». И похоже, что в будущем, да уже сейчас, у нас будет все больше хорошего секса. Хороший секс, это тот секс, который нравится всем участникам процесса, и который все участники процесса, сколько бы их ни было, считают хорошим.

Потапова: А с чем это связано?

Назаралиева: Это связано с тем, что мы начали получать больше данных и проводить больше исследований, вообще заботиться больше, так сказать, той стороной сексуального процесса, которой мы раньше не задавали вопросов. Обычно речь идет о женщинах, если говорить о гетеросексуальных контактах, о такой моногамной семье. В основном все разговоры о сексе и основной фокус работы сексологов большую часть времени в прошлом был сфокусирован на мужчинах. То есть эрекция была таким центральным элементом сексуальности, что ли, мы очень много проводили исследований, и во многом секс был таким запросом скорее мужским раньше, чем женским. Сейчас все меняется.

Потапова: Если говорить о науке, какие последние открытия в сфере секса были наиболее важными, которые как-то меняли наше представление об этом процессе?

Назаралиева: Мы стали больше знать вообще о том, что происходит с влечением и возбуждением, что это разные процессы на самом деле. Мы стали говорить о согласии, о решении заниматься сексом, о желании заниматься сексом, о том, какие механизмы за всем этим стоят. Я не могу вспомнить еще 10-15 лет назад, когда я училась в ординатуре, чтобы в отделении сексологии, ведущем отделении в НИИ психиатрии России, мы хотя бы раз говорили о согласии. У нас были пациентки, которые, как я сейчас уже понимаю, были жертвами насилия, с ПТСР тяжелым, и не было ни слова об этом сказано. Сейчас совершенно меняется дискуссия об этом, мы совершенно с других позиций начинаем смотреть на сексуальность. И согласие, и равенство, хотя казалось бы, совершенно никакого не имеет отношения к медицине, они стали таким очень важным китом, на котором стоит хорошая сексуальность, хороший секс, как мы его понимаем.

Потапова: Если говорить о сексе с точки зрения медицины, как я понимаю, сменились акценты? Сейчас больше внимания уделяется психологическому аспекту, чем гормональному, скажем так.

Назаралиева: Да, наконец, дошли руки до этого, плюс еще один важный процесс, это снижение медикализации сексуальности. Если раньше в классификации болезней попадали многие практики, которые сегодня считаются нормальными, например, БДСМ, и все что необычно, все, что выходит за рамки традиционных практик, раньше могло попасть в классификацию болезней, могло лечиться принудительно или вообще было нелегальным, сейчас мы от этого отходим. Если в современной классификации болезней, если то, что вы делаете в сексе, происходит с человеком, который дал осознанное согласие, он достиг возраста согласия, он его эксплицитно выразил, и то, что происходит, не вызывает никакого дистресса ни у кого из участников процесса, это не портит вашу жизнь, не ломает вам карьеру, от этого не страдает ваше здоровье, как бы необычно это не было, это не является проблемой, это не является болезнью. Такой подход в действительности связан и с юридическими вопросами, и с правами человека, вот это новость. Раньше классификации болезней были в основном закрытые и строго медицинские. Это здорово, что секс становится все свободнее, что он становится все менее зависим, так сказать, от морали, мы вообще не смешиваем теперь эти понятия. И все больше разнообразия, я убеждена, что секс в будущем будет очень разнообразным, то есть каждой сестре по серьге. У каждого, с любыми предпочтениями, на каждого такого человека найдется, как мы сегодня говорим, есть порно, а в будущем на каждого такого человека найдется своя норма, свое представление о нормальном, своя валидация этой сексуальности. Подчеркиваю еще раз, если она никак не вредит другим.

Читать
Комментарии (0)
Фрагменты
Другие выпуски
Популярное
Любовь в деталях: почему мы не замечаем, когда обижаем родных, и как этого избежать?