Лекции
Кино
TED BBC
«Соловьи режима будут говорить, что всегда держали кукиш в кармане». Когда в России начнется политический кризис и как себя в нем вести
Republic Talk c политологом Валерием Соловьем
Читать
01:19:31
0 59539

«Соловьи режима будут говорить, что всегда держали кукиш в кармане». Когда в России начнется политический кризис и как себя в нем вести

— Republic Talk
Republic Talk c политологом Валерием Соловьем

Россия стоит перед транзитом власти, а в обществе нарастает усталость от государства. Страна движется к политическому кризису, есть ли шанс его избежать? Гость на Republic Talk – политолог, профессор МГИМО Валерий Соловей. Ведущий — Андрей Синицын, редактор мнений на платформе Republic. Тема дискуссии — надвигающийся кризис и как себя в нем вести.

Синицын: Добрый вечер. Это Republic Talk. У нас в гостях Валерий Соловей, политолог, профессор МГИМО. Меня зовут Андрей Синицын, я, собственно, занимаюсь «Мнениями» в Republic. Сегодня мы поговорим о надвигающемся кризисе. Мы знаем, что, допустим, экономический кризис у нас с 2014 года и никуда не девается, о политическом кризисе не очень понятно на каком языке говорить, потому что у нас единственный политик, а все остальное, в общем, не политика. Как можно обозначить в каких-то нескольких направлениях буквально этот кризис?

Соловей: Андрей, спасибо за представление. Друзья, господа, добрый вечер. Я рад вас всех видеть. Я очень ценю, что в такой прекрасный весенний вечер вы пришли сюда, в помещение, хотя, наверное, мы могли бы его с большим удовольствием провести где-нибудь на природе, если бы такой шанс в Москве был. Что касается кризиса, да, я об этом говорю довольно часто. Для меня кризис — это не то, что происходит в области экономики, это то, что происходит в головах людей, и те последствия, которые воспоследуют из того, что происходит в наших с вами головах, в головах в целом российского общества. И вот то, что может воспоследовать, это имеет несколько измерений. Во-первых, политическое измерение. В чем проявляется то, что я считаю уже сейчас политическим кризисом? Это кризис управляемости. Не кризис правительства, а именно кризис управляемости на всех уровнях, страна управляется все хуже. Она управляется хуже на локальном уровне, она управляется хуже на региональном уровне, она управляется заметно хуже на федеральном уровне. Почему этот кризис происходит? Можно приводить разные объяснения, но столь ли они важны, если мы сталкиваемся с этим воочию, в действительности, если мы это наблюдаем. Любой из вас, если кто занимается бизнесом, с этим уже хорошо столкнулся. Все-таки один пример я приведу. Дагестан, где новый глава республики Васильев, борьба с коррупцией, что горячо приветствовалось местным населением, горячо. Одна чистка, вторая чистка, третья чистка, в результате пришли к такому положению вещей, когда ни один вопрос в республике решить невозможно. Была плохая коррумпированная система, но она позволяла решать вопросы. Новая система не позволяет решать ни одного вопроса, потому что все боятся. В головах что, это ожидание чего-то очень неприятного. Сейчас у наших людей такая модель поведения, как, знаете, в предчувствии очень серьезных потрясений: люди экономят усилия, люди экономят деньги, люди экономят ресурсы, и в то же время они находятся в состоянии ажитации. Я думаю, вы это прекрасно замечаете в Москве и когда выезжаете в провинцию, это как будто носится в воздухе, раздражение, отчаяние, злость, недовольство, вот такая вот тяжелая смесь, которая повисает, и ее все ощущают. Но с моей точки зрения, вот это политическое измерение, можно было бы привести более глобальное измерение, что есть кризис в международных отношениях, но мы так далеко заходить с вами не будем. С моей точки зрения, все это симптомы того, что мы приближаемся к некой развязке, к решению кардинального исторического противоречия современной России. В России на рубеже восьмидесятых-девяностых годов началась революция, как бы мы ее ни называли, буржуазной, капиталистической, с моей точки зрения, это была классическая буржуазная революция, пусть в несколько специфическом контексте. Эта революция не завершена, она не дошла до логического завершения. Это на самом деле нормально для больших революций, они никогда не осуществляются сразу, их развитие занимает время, они проходят через несколько этапов. И мы оказались сейчас перед необходимостью завершить эту революцию для того, чтобы страна могла успешно двигаться вперед. Какой критерий завершения революции? Если вы получаете власть, экономику и социальную систему более эффективную чем та, которая была разрушена в ходе революции. Мы получили более эффективную власть? Мы получили с вами более эффективную социальную, я не говорю справедливую, заметьте, я говорю более эффективную? Мы получили с вами более эффективную экономику? Нет, ничего этого мы не получили. Был ли шанс завершить эту революцию у Путина? Да, у Путина был шанс эту революцию завершить. Это был его личный выбор, возможно, выбор группы, когда он отказался от завершения. Он предпочел продлить существование, агонирующее существование того, что осталось от Советского Союза, и даже попытаться ревитализировать. Невозможно, это невозможно. Поэтому мы в скором времени вынуждены будем завершать исторически недоделанные задачи. Я не испытываю от этого никакого восторга, я вам честно скажу, потому что знаю, что за это придется всегда платить определенную цену. Она, по счастью, не будет безмерно высокой и безмерно массированной, как та цена, которую Россия заплатила за революцию 1917 года и последующие события, но какую-то цену нам, к сожалению, придется заплатить. И мой призыв очень прост: надо понимать, что происходит, надо к этому готовиться. Но готовиться не в том примитивно-банальном смысле — соль-сахар-спички, золото в слитках.

Читать
Комментарии (0)
Другие выпуски
Популярное
Интервью с самым узнаваемым репортажным фотографом Стивом МакКарри