«Это была не взятка, а месть Сечина».

Константин Гаазе и Владимир Милов о деле против Улюкаева
Вечернее шоу Здесь и сейчас
23:22, 15 ноября
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Басманный суд Москвы отправил под домашний арест главу Минэкономразвития Алексея Улюкаева. Главу ведомства задержали ночью в здании «Роснефти». Операцию провели сотрудники ФСБ. По данным Следственного комитета, в момент задержания министр получал взятку в размере двух миллионов долларов. Сам Улюкаев свою вину отрицает и готов сотрудничать со следствием. 

Что не так с задержанием Улюкаева, мог ли министр помешать решению Путина разрешить «Роснефти» купить «Башнефть», зачем Улюкаев  приезжал в офис «Роснефти» ночью, кто теперь может занять кресло министра, и значит ли этот арест резкое ослабление позиций Медведева? 

Об этом Павел Лобков поговорил с журналистом Константином Гаазе и директором Института энергетической политики Владимиром Миловым.

Лобков: Константин, первый вопрос у меня к вам. Действительно сделка странового уровня. Попробовал бы какой-нибудь министр во время залоговых аукционов получить взятку или дать взятку олигархам, чтобы разрешить залоговые аукционы, которые были согласованы на уровне Ельцина и этих самых олигархов. Это, по-моему, выглядит достаточно смешно уже по определению.

Гаазе: Залоговые аукционы срывались ровно из-за таких действий, не все, но там, например, была история с ЮКОСом. Но неважно, суть не в этом. Смешные три вещи. Во-первых, такого размера взятки министры не берут, такого размера взятки берут сотрудники аппарата правительства, да, за гладкое прохождение документов. Мог ли Улюкаев помешать решению Путина все-таки разрешить «Роснефти» купить «Башнефть»? Он мог затянуть реализацию этого решения таким образом, чтобы оно вышло за рамки бюджетного цикла этого года. Вполне.

Строго говоря, Игорь Иванович Сечин, ныне возглавляющий компанию «Роснефть», в 2011 году ровно такую историю проделал с Игорем Ивановичем Шуваловым и президентом Медведевым. Они сказали, что все надо приватизировать, а Игорь Иванович затянул подготовку документов, и приватизация сорвалась. Смехотворная сумма, смехотворные обстоятельства задержания: ночью в офисе «Роснефти» Улюкаев нанес себе на руки вещество, которым помечены же деньги, при этом деньги лежат в ячейке. То есть просто есть ряд нестыковок и на уровне здравого смысла, и на уровне просто несопоставимости, невозможности все известное запихнуть в одну картину.

Лобков: А сам ночной приезд руководителя крупнейшего стратегического ведомства в офис «Роснефти», при этом никому не сказав, что называется, при отсутствии Шувалова, он в Японии, при отсутствии фактически Медведева, он только что приехал из Израиля, и он едет с Сечиным о чем-то поговорить. Может быть, это вообще другая версия, может быть, речь шла не о том, что было, а о том, что должно быть? То есть на кону 19,5% «Роснефти», которая вроде бы «Роснефть» хочет купить сама у себя, и это уже будет такая совсем двойная приватизация.

Гаазе: Я не знаю, то есть зачем Улюкаев мог приехать ночью в офис к Сечину? Ну если крепко выпил, то для того, чтобы дать Сечину в морду, а трезвым — я не знаю. То есть у меня богатое воображение, но я с трудом могу себе представить причину, по которой Улюкаев приезжает ночью разговаривать в офис «Роснефти» и обсуждает там взятки с Сечиным или с сотрудниками Сечина, при этом Сечин сидит на работе до четырех утра.

Фото: Коммерсантъ

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.