«Роль Золотова и ФСБ должна быть расследована». Владимир Милов о значении международных докладчиков в деле Немцова

12 июля, 14:30 Анна Немзер
2 032

В программе «Политика. Прямая линия» — политик Владимир Милов. Обсудили дело об убийстве Бориса Немцова. В частности, доклад по расследованию убийства, который готовит Парламентская ассамблея ОБСЕ, а также опрос бывшего вице-премьера Чечни Ахмеда Закаева, который со ссылкой на свой источник в Чечне рассказал об участии президента Владимира Путина, главы Росгвардии Виктора Золотова и главы Чечни Рамзана Кадырова в убийстве политика.

На слушаниях в Люксембурге по докладу о деле Немцова обнародован протокол опроса бывшего вице-премьера Чечни Ахмеда Закаева. Это называется словом «опрос», это не допрос, ему задает вопросы Вадим Прохоров. В общем, спорный такой документ. С одной стороны, беспрецедентно громкое открытое заявление, с другой стороны, никакие источники по именам не названы, за безопасность своих источников он опасается, поэтому он никого не называет, его можно понять.

Тем не менее есть некоторый прецедент. На этот документ обращает внимание ОБСЕ. С вашей точки зрения, сможет ли ОБСЕ поднять вопрос о роли руководства страны в убийстве Немцова? И вообще может ли благодаря этому докладу быть этому делу дан какой-то дальнейший ход? Потому что само расследование, мы видим, в общем, в тупике. Нам надеяться не на что абсолютно.

Смотрите, на мой взгляд, какое одно событие, показания Закаева или что-то еще, вряд ли здесь сдвинет дело с мертвой точки. Я всегда говорю всем представителям международной общественности, что ребята, вы не должны забывать об этом вопросе, вы должны постоянно его поднимать на всех уровнях, на каких возможно. А я лично, без всякого Закаева, я здесь у вас был на следующий день после ночи убийства Бориса, в студии, я никогда не сомневался, что в нашей системе, в нашей модели субординации это не могло произойти без ведома Путина. Более того, за эти вот прошедшие четыре с лишним года, у нас есть огромный массив доказательств, что там было серьезное прикрытие со стороны спецслужб. И следователь Тутевич выносил представление Золотову официальное, чтобы он прекратил покрывать убийц. И например, вопрос с наружным наблюдением, это же очевидный вопрос, оно было. Куда оно делось? Если он было, то где? В деле есть простая справка, что его якобы не было. Но это же ложь, мы все понимаем, что это просто такая прямая откровенная ложь. Поэтому я считаю, что настолько серьезный массив доказательств причастности, по крайней мере, серьезных структур, спецслужб, к этому убийству, что это надо дальше раскручивать. Вряд ли это может какой-то один повод здесь радикально что-то изменить, но есть очень много людей в мире, которые хотели бы добиться справедливости, многие знали Бориса лично, и надеюсь, что эта история будет продолжена. Путин хотел бы, чтобы ее забыли, вот нельзя давать ее забыть.

Вот смотрите, как здесь получается. Действительно есть огромное количество людей неравнодушных и не готовых про это забывать. Есть действительно общее ощущение, которое вы сформулировали, что это не могло произойти без ведома, это не могло произойти, но тем не менее, как бы доказательств прямых никаких нет. Закаев выступает с некоторым очень важным прямым текстом, но опять-таки, тоже доказательств таких непосредственных там нет. В какой момент и на каком уровне, как надо вести эту деятельность, чтобы все-таки это расследование стало полноценным расследованием? Если оно невозможно в России, то какие есть еще опции? В России мы видим, что это утыкается в то, что нам выдают двух-трех исполнителей и все, и дальше дело никуда не идет.

Ну вот смотрите, если говорить о международном уровне, то первое, вот сейчас мы видим новые Европарламент избран, им сейчас немного не до того, они формируют свои новые органы власти Евросоюза. Но я знаю многих людей, которые там, в том числе Манфреда Вебера, который глава крупнейшей фракции Европейской народной партии, вот он точно поднимет этот вопрос в Европарламенте. И там много людей, там они получили очень серьезное представительство, и Европейская народная партия, и Альянс либералов и демократов, они абсолютно готовы это поднимать. Они очень переживают за историю с этим расследованием, и я уверен, что они сейчас к этому вопросу вернутся. Очень важно разговаривать с лидерами западных государств, которые тоже в состоянии эту тему поднимать. Там вот большая неопределенность, что будет дальше с Германией, но Германия та страна, которая могла бы продолжать педалировать этот вопрос, и я уверен, что там очень многие политики готовы это делать. Поэтому здесь самое важное, если говорить об этой международной помощи, нельзя давать перевернуть эту страницу, нельзя давать Путину замотать этот вопрос.

Это вы говорите, действительно, это необычайно важная функция, не давать забыть, поднимать этот вопрос, возвращаться к нему, оставлять это дело в повестке, в такой вот злободневной. И мы будем надеяться, что это и будет происходить. Но вот собственно, как может происходить уже расследование? Вот не на уровне «мы все понимаем, мы все знаем, это должно быть», и так далее, а где, если в России это расследование утыкается в полный тупик и нам выдают просто нескольких исполнителей, то как, какими путями еще оно может идти, так чтобы это были уже и заказчики, и все оставшиеся исполнители, и вообще вся схема.

Я назову две конкретные вещи, то есть фамилия Золотова, она много раз фигурировала, она фигурирует и в деле, причем в официальном представлении генерала Тутевича следователю, что Золотов покрывает людей подозреваемых. То есть роль Золотова должна быть полностью расследована во всех аспектах, этого не делалось, это пункт №1. И пункт второй, это роль нашей замечательной Федеральной службы безопасности, где что-то все больше народу арестовывают как преступников в последнее время, прямо каждый день открываешь новости, и выясняется. Так вот давайте разберемся все-таки с вопросом наблюдения за Немцовым, что они знают, почему их не допрашивали, давайте откроем следствие заново, допросим их всех, посмотрим их материалы, потому что ведь они говорят, что эти люди следили за Немцовым много месяцев, это значит, что их, скорее всего, не могли не засечь. Давайте посмотрим все, что есть у ФСБ, давайте их потрясем на эту тему. Вот я только две линии вам назвал, Золотов и ФСБ, может быть, и больше.

Это как бы глобально вопрос — это Москва под давлением Запада должна этим заниматься? Или уже на Москву надежды нет, и соответственно это дело западных расследователей?

Это и мы должны будем делать, я продолжаю постоянно много об этом деле говорить, и вот об этих конкретных аспектах, но лучше, чтобы это шло с разных сторон, чтобы был некий общий фон, международный и российский, что дело не расследовано, а есть вот конкретные направления, где надо копать. Вот Золотов, вот ФСБ, давайте разберемся с их ролью в этом деле. Пока ответов никаких нет, и мы это будем педалировать здесь, и здорово будет, если на международном уровне наши друзья и единомышленники этому тоже помогут.

 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю