«Полномочия хранятся под подушкой в бункере». Федор Крашенинников о гамбите с уходом Путина, шатком будущем Мишустина и Собянина, методах Штази в арсенале Кремля

И белорусском сценарии на Думских выборах-2021
2 декабря 2020 Анна Немзер
29 308

В программе «Политика. Прямая линия» — публицист, политолог и общественный деятель Федор Крашенинников. Анна Немзер поговорила с ним о планах Владимира Путина: пойдет ли президент на следующий срок, или конституционная реформа — это защита от уголовного преследования на случай ухода с поста. Обсудили протестный потенциал в преддверии выборов 2021 года, по какому принципу назначают губернаторов и роль Михаила Мишустина в правительстве. Также Крашенинников рассказал о политическом преследовании, с которым столкнулся сам, и как себя можно обезопасить с помощью гласности и солидаризации.

Добрый вечер, дорогие друзья. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня на связи по скайпу Федор Крашенинников, публицист, политолог, общественный деятель. Федор, здравствуйте. Слышно ли, видно ли, все ли в порядке у нас со связью?

Здравствуйте. Я вас прекрасно слышу. Надеюсь, вы меня тоже.

Да, слышно хорошо. Спасибо вам большое, что вы смогли к нам присоединиться. Вы знаете, я хотела начать, вы недавно писали о разнообразных инициативах Владимира Путина, которые обеспечивали ему абсолютную его неприкосновенность, безопасность во все времена, за все деяния, совершенные им до, во время и после его президентства, пожизненный пост в Сенате, одно, другое, третье, то есть действительно возникало ощущение соломы такой вот, подстеленной со всех сторон. Вы писали о том, что строго говоря, он никуда сейчас особенно не собирается уходить, и заботится не столько о своей безопасности, сколько, если рассуждать так логически, какой у нас есть бывший президент, о безопасности Дмитрия Анатольевича Медведева, и тем самым демонстрирует своему окружению, что за лояльность он будет заботиться о тех, кто ему эту лояльность гарантировал, тех, кто ему эту лояльность демонстрировал.

Я хотела вас спросить, вот я очень разные мнения от ваших коллег слышала по этому поводу, собирается ли, собственно, Путин уходить, какие у него планы? И я очень много раз слышала, что знаменитая поправка об обнулении на самом деле не имеет к его планам реального отношения, а является скорее той же самой подушкой безопасности. Я хотела бы узнать, как вы на это смотрите, и как вам кажется, какой все-таки ближайший прогноз?

Прогнозы давать, это надо обращаться к каким-то специалистам оккультных наук, наверное, все-таки. У нас действительно есть только один бывший президент, Дмитрий Анатольевич Медведев, и надо не забывать, что очень много лет Дмитрий Анатольевич Медведев был не только президентом, но и премьер-министром, и многие члены правительства Медведева, как мы знаем, сидят, это Улюкаев, это Абызов, и там кто-то еще. Поэтому если для кого и актуальна тема избежания уголовного преследования, то это, наверное, для Дмитрия Анатольевича Медведева, потому что его никто не любит, его никому не жалко, и я думаю, что он вполне может, что называется, параноить на тему «а не принесут ли его в жертву, не отдадут ли его на растерзание» как главного коррупционера, либерала и еще кого еще угодно. Вполне возможно, что он просто ходил вокруг Путина, ныл и говорил: «Ну как же так, я вот сейчас вообще непонятно кто, какой-то там зампредседателя Совета безопасности, какой у меня статус, а вдруг меня завтра осудят, посадят к Абызову». Я вполне себе представляю ноющего Дмитрия Анатольевича Медведева, я думаю, что многие из нас вполне легко его себе в этой роли представляют, потому что его сложнее в другой роли представить. И почему Путин, собственно говоря, не мог бы это сделать? Он вполне прекрасно обеспечил, успокоил Дмитрия Анатольевича Медведева, продемонстрировал всяким разным коммунистам и прочим, что если вы хотите ритуально выпороть Медведева, значит, у вас ничего не получится, потому что моих ребят обижать нельзя. А что касается его самого, слушайте, он не настолько прямолинейный человек, чтобы вот так вот рассказывать о своих планах: хочу уйти и постелил себе соломки. Это совсем какое-то непутинское решение, мы никогда, сколько лет он с нами, ни разу мы его не ловили на том, что он нам заранее как-то давал знать о своих планах. При этом при всем, что об основном его плане мы давно уже знаем, план этот называется править пожизненно и никуда не отдавать власть, вот этого плана он придерживаются неукоснительно. Но он прекрасно, или не он, его окружение, прекрасно понимает, что в общем не всем нравится вот эта несменяемость вождя, публика устает, раздражается, поэтому надо как-то спускать пар. И моя теория, что для спускания, собственно, этого пара и предпринимаются, запускаются разные успокоительные теории, что на самом деле Путин вот-вот уйдет, потому что вот он принял все эти поправки, чтобы уйти, или он скоро умрет, как говорит один известный всем человек, потому что очень сильно болеет, давайте ничего не будем делать, давайте просто подождем, пока он сам уйдет, или там заболеет тяжело, или еще что-нибудь, а вот он в общем на самом деле не планирует править вечность. В этом, мне кажется, вообще смысл всей этой успокоительной риторики на предмет того, что Путин планирует уйти и собирается уходить. К сожалению для всех для нас, уходить он никуда не собирается, и все вот эти законы, которые он напринимал, это какие-то меры для его окружения, которое он поощрит пожизненным сенаторством, неприкосновенностью и прочими прекрасными калачами.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа