Готова ли Соболь сняться с выборов в пользу Бароновой, а Баронова — в пользу Соболь

Разговор двух кандидатов от оппозиции по одному округу
9 апреля 2016 Олег Кашин
5 301 0

Сотрудница Алексея Навального Любовь Соболь объявила о намерении выдвигаться в Госдуму по тому же округу в Москве, по которому собирается идти сотрудница Михаила Ходорковского Мария Баронова. Олег Кашин решил объединить в одном скайпе Соболь и Баронову и спросил, как они планируют договариваться.

Кашин: У меня первый вопрос к Любе. Скажите, пожалуйста, заявляя о намерении идти по ЦАО, вы же знали, что Баронова хочет идти по этому округу, вы, в том числе, против нее собираетесь выдвигаться?

Соболь: Олег, нет, не так. Мне очень не нравится, что сейчас происходит в соцсетях и СМИ, пытаются представить нас с Машей как каких-то оппонентов, людей, которые участвуют в каком-то конфликте. Это совершенно не так, у меня с Машей Бароновой никакого конфликта нет, как и у Фонда борьбы с коррупцией нет никакого конфликта с «Открытой Россией». Я считаю, что Маша Баронова и «Открытая Россия» являются союзниками, и я очень хочу поработать вместе с ними на этих выборах. Что хотелось сказать во-вторых. Сейчас действительно на разных округах, которые являются электорально привлекательными для российских оппозиционеров, идет конкуренция. Это не только по ЦАО происходит, это происходит на Соколе, где выдвигается Георгий Албуров и Юлия Галямина от партии «Яблоко». Это идет и по Гагаринскому избирательному округу, лучшему округу Москвы и одному из лучших округов России, где выдвигается Константин Янкаускас и от «Яблока» выдвигается другой кандидат. На самые лучшие одномандатные округа для будущей избирательной кампании в Государственную думу есть несколько претендентов.

Кашин: Я перебью. Останется кто-нибудь один от демократов? Или есть возможность, что в бюллетене будете и вы, и Маша.

Соболь: Сейчас идут переговоры. Переговоры не закончены ни в составе Демкоалиции, ни Демкоалиции с «Яблоком», с «Открытой Россией». Сейчас идут переговоры, к сожалению, какого-то стопроцентного кандидатства ни у одного, наверное, человека — ни от «Открытой России», ни от «Яблока», ни от Демкоалиции — сейчас нет. Идет процесс формирования этих списков.

Кашин: Мария, вы, заявляя о выдвижении еще в январе, по-моему, понимали, что по этому округу может появиться еще один кандидат от демократов?

Баронова: Конечно. Я даже понимала, что может появиться еще два и еще три. Есть «Яблоко», есть праймериз Демкоалиции, сейчас еще профессор Зубов претендует на Центральный административный округ.

Кашин: То, что вы выдвигались в январе, заявляли, это была ваша инициатива, вы не обсуждали ее ни с Касьяновым, ни с Навальным, ни с кем?

Баронова: Я лично не обсуждала с Касьяновым и с Навальным. Безусловно, «Открытая Россия» всегда идет в тесном сотрудничестве со всеми демократическими силами, мы всегда стараемся найти компромисс и его всегда находим. И, конечно же, мы уведомляли всегда и всех о том, кто идет по какому округу. Например, в моем случае изначально это был Ленинградский округ, но затем его мы уступили.

Кашин: То есть было какое-то взаимодействие, какие-то переговоры?

Баронова: Конечно. У нас есть взаимодействие, у нас все хорошо, у нас с Любой Соболь есть взаимодействие.

Кашин: Хорошо, вы какие-то прям подружки. Но это реально странно, потому что два человека, причем типажно одинаковых, заявляют об одном округе. Я хочу вас как-то не стравить, но, по крайней мере, выяснить, кто останется в живых.

Баронова: Во-первых, я главные вещи две прочитала за эту неделю, которые, мне кажется, самые важные. Одна избирательница ЦАО написала: «Боже, как же прекрасно, мне вдруг внезапно предлагается на выборах в России в 2016 году выбирать не между Путиным и Путиным, а между Соболь и Бароновой, что может быть прекрасней этого?».

Кашин: Прекрасней, Маша, может быть Николай Гончар, который при выборе между Соболь и Бароновой станет депутатом. Люба, вы что скажете?

Соболь: Вопрос очень важный. Я считаю, что в принципе сейчас, пока нет еще регистрации, стопроцентного выдвижения ни от одной партии оппозиционной никаких кандидатов, то сейчас очень хорошо, что есть на самом деле конкуренция, что избиратели и оппозиционная общественность смогут выбрать лучшего и самого сильного кандидата на самые сильные округа — это и ЦАО, и Гагаринский, и Сокол, которые находятся в Москве. Конкуренция логична и очевидно, что она была. Сейчас она происходит.

Кашин: Но итогом конкуренции будет одно имя в бюллетене.

Соболь: Лидера нужно выбирать не тайными переговорами, как «Единая Россия» выбирает, кто пойдет по избирательному округу — по блату, по договоренности, по деньгам выбирается. Я считаю, что если мы за демократию, то через демократическую процедуру, можно назвать ее праймериз, можно назвать предварительный отбор…

Кашин: Праймериз — это касается Демкоалиции, а Мария не в Демкоалиции, правильно я понимаю?

Баронова: Это неправильное убеждение, что я не в Демкоалиции, и по той причине, что наши кандидаты по открытым выборам идут на праймериз…

Кашин: Вы идете на праймериз? Лично вы?

Баронова: Я считаю важным, что меня должен представлять народ. Способ представления народа очень простой — мне нужно собрать 15 тысяч подписей. Если я дойду до каждого избирателя, соберу подписи и сдам их в ЦИК, ЦИК их признает действительными и зарегистрирует меня, то, значит, я пройду свои праймериз среди избирателей ЦАО.

Кашин: Любовь, у вас нет такой потребности — собирать подписи, потому что вы от партии должны будете пойти?

Соболь: У меня нет такой потребности, при этом, конечно, хотелось бы сейчас в ближайшей перспективе, в ближайшие пару месяцев определиться с конкретным лидером по ЦАО. Поэтому я со своей стороны предложила публично в своем фейсбуке, что не надо проводить даже праймериз внутри Демкоалиции, можно провести более широкие праймериз — с участием партии «Яблоко», с участием кандидатов от «Открытой России», и выяснить, кто является самым сильным по предпочтениям хотя бы нашей оппозиционной общественности, самым сильным кандидатом, который будет не просто тренироваться, а будет действительно побеждать.

Кашин: А если вдруг Баронова наберет подписи и ее включат в бюллетень, в бюллетене будет две фамилии или один из вас снимет? Вы снимете кандидатуру в пользу Бароновой, если вдруг?

Соболь: Опять же, я очень хочу договориться сейчас на берегу, до регистрации, если дойдет до того, что мы не договариваемся, доходим до регистрации, я хочу опираться не на какие-то внутренние договоренности, а на какую-то социологическую статистику. Я не вижу ни одной причины, почему, если мы придем, два кандидата, если будет еще третий кандидат, четыре-пять и т.д., в точку регистрации, почему нельзя провести, например, опрос среди населения и не выяснить по социологическим опросам, у кого больше поддержка среди избирателей.

Кашин: А если каждый проведет свой опрос и у каждого он будет лидером?

Соболь: Провести можно совместными силами социологический опрос, делается это на раз-два. Опять же, если я набираю меньшее количество голосов среди избирателей, то я готова снять свою кандидатуру. Естественно, я хочу уступить ЦАО тому кандидату, у которого больше шансов.

Кашин: Мария, а вы готовы снимать кандидатуру в пользу даже не Соболь — Зубова или кого угодно? Или у вас нет такой опции?

Баронова: В случае, если меня зарегистрируют, если я соберу 15 тысяч подписей, то мы обсудим обязательно этот вариант развития событий. Но, конечно же, 15 тысяч подписей будут доказательством и моей социологической службой. В данный момент я как раз и занимаюсь этой социологией, хотят ли меня видеть.

Кашин: И что говорит социология?

Баронова: Подписи собираются с 15 июня, до 15 июня проводятся встречи во дворах, сбор контактов, достаточно муторная работа предварительная, предкампания, назовем это так. В случае, если я пройду успешно эту социологию, избиратели захотят меня видеть своим кандидатом, я пойду. А если не захотят — то не пойду.

Кашин: Мария, до этого скайпа вы с Любой когда в последний раз разговаривали? Вы общались, обсуждали?

Баронова: Мы созванивались во вторник, когда возник скандал, что мы якобы враги. Мы обсудили с Любой, что мы не враги.

Соболь: На самом деле скандал возник не между нами, скандал разогревают специально обученные люди типа Кристины Потупчик, которые хотят представить сейчас эту конкуренцию совершенно нормальную, логичную за самый лучший округ Москвы как какую-то грызню среди оппозиции.

Кашин: Почему он самый лучший? Там же реально без прописки много народу живет, трудно вообще найти избирателя.

Соболь: По электральной статистике, голосование за мэра Навального в 2013 году, голосование по оппозиционным партиям в 2011 году, Государственная дума, московский округ ЦА является одним из лучших в России.

Кашин: Но там Гончар, он в Госдуму проходит с 1993 года.

Соболь: Гончара никто не любит. Я хожу на встречи с избирателями сейчас по дворам, я уже провела две встречи во дворах, буквально на этой неделе стартанула моя кампания избирательная, оффлайн-кампания, и ко мне приходят бабушки, которые не любят этого Гончара гораздо больше, чем я, потому что он сидит в Государственной думе еще с тех времен, когда я ходила в школу, ничего за это время для жителей не сделал. Да, он ведет приемы в ЦАО, но при этом никакой работы жители не получают, отдачи никакой не видят и они его так же не любят, как и «Единую Россию». Поэтому у Гончара, я считаю, достаточно слабые позиции, он человек преклонного возраста, население от него просто устало.

Кашин: С Гончаром понятно, ваша позиция по «Открытой России», все-таки их участие в выборах — это что? это часть вашего общего дела или нечто параллельное?

Соболь: Я считаю, что «Открытая Россия» — союзники, я очень хочу сотрудничать с «Открытой Россией», как я это заявляла в начале своего выступления. Я считаю, что это замечательно, что есть «Открытая Россия», что есть проект «Открытые выборы», и ни выдвигают своих кандидатов, поддерживают их организационно, информационно, стараются провести каких-то новых людей на позиции в Государственной думе. Более того, я даже хотела бы получить такую поддержку от «Открытой России», также я веду переговоры с «Открытой Россией» для того, чтобы они знали о том, что я готова с ними сотрудничать.

Кашин: Переговоры с кем? С Бароновой или с Тимуром Валеевым, или с Ходорковским?

Соболь: Со всей командой «Открытых выборов». Там много человек находится, целая команда, это не один человек. Грубо говоря, я публично могу признать, что я хочу получить также поддержку от «Открытой России», как и от партии «Яблоко», как и всех остальных оппозиционных сил.

Кашин: Маша, подтверждаете, что есть переговоры Любови Соболь с «Открытыми выборами»?

Баронова: Переговоры Любы Соболь с «Открытыми выборами» были, есть и будут.

Кашин: То есть все безоблачно, все прекрасно в отношениях Марии Бароновой и Любови Соболь?

Баронова: Я могу даже добавить так. Если, так как вам кажется, что в данном случае я говорю какие-то общие фразы, но в случае, если я не соберу подписи, а с моей точки зрения, действительно самым главным в праймериз сейчас является сбор подписей, но если я не соберу подписи и меня не зарегистрируют, то я приложу все усилия и все средства, которые у меня будут, например, в тот момент, чтобы помочь Любе Соболь избраться по этому округу.

Кашин: Гениально. Я всегда радуюсь, когда побеждает дружба, даже если она идет в ущерб цитируемости, лайкам и т.д.

Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера