Зампред Комитета ГД по обороне Франц Клинцевич о деле Сердюкова: 56 млн. – это капля в море, что может вскрыться

Здесь и сейчас
28 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Заместитель председателя Комитета Госдумы по обороне, лидер Российского союза ветеранов войны в Афганистане Франц Клинцевич  рассказал ДОЖДЮ, что ждет Анатолия Сердюкова, на которого 28 ноября Следственный комитет завел уголовное дело о халатности. 

Макеева: Вы сегодня в интервью «Интерфаксу» сделали несколько заявлений по поводу  Сердюкова, по крайней мере, два из них, как нам кажется, требуют более детального разговора. Я процитирую: «Возбуждение дела по статье «халатность» может быть попыткой уйти от ответственности». И еще: «Серьезного наказание за халатность не предусматривается. Сегодня наше общество явно будет этим неудовлетворенно».

Дзядко: Если говорить по первой части по поводу попытки уйти от ответственности. Попытка чья? Ведь не сам Сердюков в отношении себя уголовное дело возбуждает по этой статье, а не по другой. Или это какие-то его покровители, на ваш взгляд, могут это делать?

Клинцевич: Я в «Интерфаксе», прежде всего, говорил о том, что есть понятие презумпция невиновности, я очень не люблю обсуждать такие вещи, в том числе о серьезных людях, не до конца зная дело, понимая, что идет следствие. А у следствия очень много нюансов, эти вещи надо просто понимать. Что касается конкретно этого дела, во-первых, никому не удастся уйти от ответственности, общественный накал таков…

Дзядко: Вы в этом убеждены?

Клинцевич: Да, никому не удастся уйти от ответственности, это раз. Во-вторых, я абсолютно убежден, что там будут вскрыты все нарушения. То, что сегодня говорится о том, что уже есть доказанные материалы на 56 миллионов, некие хищения государственных денег, с точки зрения действующего законодательства, это особо крупный размер. Но это капля в море по сравнению с тем, что должно будет вскрыться, на мой взгляд, по крайней мере, из тех заявлений, в том числе и Следственного комитета, которые общество видело и знает. Это раз. Второе – следствие идет, и вы должны понимать, Сердюков – должностное лицо, вряд ли он брал и давал кому-то письменно указания. Надо доказать эти вещи или кто-то должен это сказать. Поэтому то, что сегодня возбуждено уголовное дело, оно не может быть возбуждено по другой статье кроме халатности. Но сегодня это дело рассматривается немножко в другом контексте, по сравнению с тем, как допрашивался министр обороны недавно, будучи министром тогда.

Дзядко: Это понятно. Когда вы говорите, что это может быть попытка уйти от ответственности, что вы имеет в виду? Что сознательно возбуждается дело по мягкой статье, чтобы Анатолия Сердюков в общественном мнении отложилось, что есть уголовное дело, и он по нему проходит как фигурант, но одновременно с этим не наказывают жестко? Вы это имеете в виду?

Клинцевич: Мы должны с вами понимать, что когда шла реализация армейского имущества, с точки зрения некого государственного подхода там могли участвовать разные люди, не имеющие отношение к Министерству обороны, но имеющие отношение к госструктурам. Какова роль, какое участие, мы не знаем. Сегодня разбирается следствие, следствию сегодня нужно дать возможность в этом деле разобраться. А то, что статья за халатность может быть переквалифицирована, с моей точки зрения, с опытом, с пониманием того, сколько там серьезных вещей, я в этом ни грамма не согреваюсь.

Макеева: Ваши коллеги по Думе, если судить по заявлениям многочисленным, даже если взять сегодняшний день, так-то у них год был на заявления, настроены довольно кровожадно в отношении Анатолия Сердюкова. Если это соотнести с общественным мнением, как вы считаете, общество удовлетворится нынешней ситуацией? Я добавлю, сегодня сенатор Сергей Лисовский очень интересно рассказывал про соцопрос, который проводился силами секретарей первичных ячеек парторганизации, то есть «Единой России». И выяснилось, что более половины населения РФ даже тарифы ЖКХ не волнуют так, как волнует судьба дальнейшая Сердюкова. Это, действительно, должен быть мощный и показательный процесс, видимо

Клинцевич: Я, к сожалению, должен сказать не очень популярные вещи на фоне того, что говорят мои коллеги. Порой, исходя из некого эмоционального состояния, а порой из желания быть популистски правильным человеком, Сердюков очень много сделала изменений, которые нужны нашей армии в 21 веке. Об этом сегодня никто не говорит. В процессе этих изменений шла очень серьезная реорганизация. Будучи недостаточно компетентным с военной точки зрения человеком, набрав таких же людей, ему ведь стояла одна задача – вывернуть эту ситуацию и сохранитьгосударственные деньги. Но народ это, наверное, как-то не понял, судя по тем уголовным делам, которые есть, они все-таки решили…

Макеева: Что он не сохранил.

Клинцевич: Все они не смогут сохранить, судя по уголовным делам. Это одна сторона медали. Вторая сторона медали – изменения там произошли колоссальные, конечно, сегодня Шойгу очень серьезно поправил некоторые вещи и дальше продолжает. Но когда мы говорим о новой армии, вы знаете, нельзя разрушать старое, создавая новое, это всегда приведет к тому, что не будет ничего: ни нового не будет, ни старого.

Макеева: Уголовные дела с этим не связаны.

Клинцевич: Они не связаны. Вы поймите правильно, в начале, когда шло дело по Сердюкову, говорили о большом количестве разных объектов, которые были незаконно проданы. Администрация Министерства обороны многие объекты вернула назад. Мы, может, и не услышим новых фигурантов, потому что все возвращено, что-то сделано.

Дзядко: То есть, получается, вернули и забыли?

Клинцевич: Нет, это уже забыть нельзя. Знаете, по какой простой причине? Потому что возбуждены уголовные дела и в материалах следствия они есть. Сегодня никто не говорит о том, что дело по «Оборонсервису» и многим другим вещам началось, по большому счету, четыре года назад. Это же очень важно. Там было собрано огромное количество информации.

Дзядко: Как вам кажется, Анатолия Сердюков сядет?

Клинцевич: Если будет доказано, что в больших хищениях, которые были произведены в армии, есть и его вина, он сядет. Но, коллеги, если в процессе следствия никто не скажет, что Сердюков виновен, он скажет: «А я никакого отношения не имею, это самодеятельность моих подчиненных», то тут будет работать закон. Это может негативно сказаться на общественном мнении, но, к сожалению, закон есть закон. Такое может быть.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.