Взрыв в Витебске породил слухи: КГБ добивается увеличения финансирования

В Белоруссии, похоже, разваливается уголовное дело, возбуждённое по факту недавнего инцидента перед зданием управления КГБ по Витебской области. Так и не ясно – был ли вообще взрыв, о котором сообщили белорусские журналисты.

За минувшие два дня в стране допросили десятки человек, нескольких продержали в заключении, однако сегодня стало известно, что последний подозреваемый отпущен домой.

При этом нигде нет ни малейшей информации о задержанных, а единственными доказательствами произошедшего взрыва можно считать разбитые стёкла и показания местных жителей, которые слышали нечто похожее на фейерверк. Что это – непрофессионализм или новая тактика белорусского КГБ? Ответ искал Родион Мариничев.

Мариничев: Дело не закрыто, но подозреваемых – ни одного. Это при том, что ещё накануне их было как минимум трое, а допросили и вовсе около 60 человек, что вроде бы говорит о серьёзности и самого происшествия, и его расследования. Однако даже эти данные – всего лишь информация из официальных заявлений белорусского КГБ. «Всего лишь», потому что из других источников она не подтверждается. Впрочем, взрыв некоего пиротехнического устройства, как квалифицировали его спецслужбы, по-видимому, всё-таки произошёл. По крайней мере, жители Витебска что-то слышали, о чём заявляли журналистам.

Олег Черняк, житель г. Витебска: Мы с ребёнком сидели и играли, ребёнок обычно любит салюты смотреть, и он сразу выглянул в окно. Бабахнуло так, что он спрятался за нас, он испугался, обнял маму, папу. Бахнуло так неприятно.

Сразу после взрыва, который произошёл вечером 11 ноября, сообщалось, что милиция массово задерживает молодых людей в капюшонах. Якобы похожих на злоумышленника, которого зафиксировала камера наблюдения. Якобы один из них даже душевнобольной и раньше названивал в КГБ с угрозами. Но в местных отделениях милиции не подтверждают даже того, что к ним вообще доставляли кого-либо. Представителю Белорусского Хельсинского комитета, правозащитнику Павлу Левинову удалось найти двух человек, которые представились родственниками задержанных, но они отказались об этом говорить.

Павел Левинов, председатель БКХ в Витебской области: Люди не проявили к этому интереса. Сказать, что привыкли, я не смог бы, но никто не воспринял это всерьёз, эта очередная замановка.

Павел Левинов был одним из первых, кто оказался перед зданием КГБ после сообщений о взрыве. По его наблюдениям, нынешнее ЧП почти никак не отразилось на настроениях местных жителей. Оно прошло практически незамеченным. Разумеется, последствия далеко не те, что в 2005 году, когда в результате двух взрывов с интервалом в неделю пострадали более 50 человек. Но всё же, на сей раз рвануло под носом у спецслужб. По мнению Олега Гайдукевича – бывшего белорусского силовика, а ныне – политика оппозиционера – нынешнее происшествие связано с прошлогодними взрывами в минском метро и казнью двух жителей Витебска, которых признали виновными.

Олег Гайдукевич, заместитель председателя  либерально-демократической партии Белоруссии: Тот, кто сделал, хотел намекнуть, что  якобы не они это сделали, тем самым дестабилизировать обстановку в стране. Совпало несколько событий: отставка председателя КГБ и буквально через два дня происходит это событие. Почему? Чтобы показать, что якобы спецслужбы не контролируют ситуацию в каких-то моментах в стране.

Необычная тактика КГБ действительно может означать, что в белорусских спецслужбах начало происходить что-то новое. По этому поводу уже появляются комментарии в местных блогах. «Похоже, на ближайшие пару лет «служивые люди» работой обеспечены», – пишет один из интернет-пользователей, «Все силы нужно бросить, чтобы найти негодяев. Если нужно, увеличить финансирование КГБ, поставить вокруг комплекса из зданий тройное кольцо видеокамер».

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера