Олег Царев, замглавы фракции Партии регионов: о чем бы ни договаривался Кличко, людей уже не остановить

Здесь и сейчас
20 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Замглавы фракции Партии регионов Олег Царев рассказал Павлу Лобкову о том, готов ли президент Украины Виктор Янукович к переговорам с лидерами оппозиционных партий Виталием Кличко и Арсением Яценюком, и какие вопросы могут обсуждаться на них.

Лобков: Олег, как вы оцениваете перспективы переговоров с Кличко и Яценюком? И о чем может идти речь, какая повестка дня может сплотить противоборствующие стороны, учитывая, что по большинству вопросов они абсолютно не согласны друг с другом?

Царев: Из вчерашних событий даже американское посольство и посол ЕС уже вынесли вывод о том, что, во-первых, это протесты не мирные. Глядя на то, что происходило на улицах, назвать их мирным протестом уже просто язык не поворачивается. Во-вторых, лидеры оппозиции не контролируют тех людей, которые собрались на Майдане. По-моему, это тоже очевидно. То, как толпа реагировала на выступление Яценюка, Кличко, то, как облили из огнетушителя Кличко, говорит о том, что они не контролируют ситуацию. И как тогда под администрацией, самые умные, кстати, не пошли разнимать, останавливать толпу, как и тогда под администрацией мы видим, что лидеры оппозиции могут только поднять людей, но остановить они не могут. Вот это два вывода, которые нужно сделать, и исходя из них, проводить переговоры. Надо понимать то, что о чем бы ни договорились Кличко с Яценюком, остановить людей они не могут.

Лобков: Все-таки те требования, которые формулирует сейчас оппозиция, это неопубликование законов, то есть, насколько я понимаю, они подписаны, не опубликованы, значит, не действуют. Второе – отставка Захарченко, и третье – возврат к Конституции 2004 года. На этих  условиях будет ли Янукович разговаривать с лидерами оппозиции?

Царев: Надо сказать, что это хоть какие-то внятные условия. Потому что до сих пор оппозиция предлагала вещи, которые не было возможности при всем желании удовлетворить. Что касается меня, я считаю, что законы очень хорошие, особенно то, что касается неправительственных организаций. Я считаю, что те законы, которые приняты и за которые проголосовали, в десятки раз более либеральные, чем аналогичные законы, действующие в США и в ЕС. Мы должны их обязательно подписывать и вводить. Все, что происходит сейчас в стране, это следствие того, что этих законов не было. Если мы не хотим повторения Майдана в дальнейшем, мы должны их обязательно опубликовать и начинать выполнять.

Лобков: А что касается отставки министра внутренних дел, который уже стал, можно сказать, символом разгонов, символом репрессий и таким жупелом. Тем более, смотрите, от президента ушел или был уволен глава его администрации, пресс-секретарь, глава его политического фонда. Он остается, по сути дела, с Клюевым и с Захарченко, правильно ли я понимаю? То есть силовики одержали вверх в возможной борьбе внутри аппарата Януковича. Не значит ли это, что пора восстанавливать баланс?

Царев: Здесь следует ответить так – для того, чтобы диктовать, кого куда назначить, нужно пройти выборы. У нас президентская республика, президент принимает решение самостоятельно. Ни Яценюк, ни Кличко сегодня не сравнились с президентом по рейтингу. Я хочу напомнить, что в аналогичной ситуации у Ющенко был рейтинг 4-5%. Сегодня Янукович – лидер, и с этим никто не спорит. Кто бы ни проводил соцопросы, он лидирует по всенародной поддержке. Безусловно, вопрос лидера, согласно нашему законодательству, нашей Конституции, назначать людей туда, куда он считает нужным. Мы можем только советовать, обсуждать, но принимать решение ему. Если он примет решение о том, что кому-то нужно освободить должность, значит, это решение будет выполнено.

Лобков: Если эти законы репрессивные будут опубликованы, они уже вызвали шквал критики на Западе, не порвет ли это те тонкие нити, которые пока связывают Украину с Европейским союзом, с возможностью евроинтеграции? Перейдя эту черту, допустим, если сегодня вдруг «Беркут» завершит то, чего не совершил вчера, то есть разгромит эту группу тех, кого вы называете фашистами, тем самым, насилие в Киеве продолжится, Украина окончательно изолируется от Запада и станет, таким образом, полностью зависима от России, от российских денег и станет, таким образом, сателлитом России. Вот, чего опасаются оппозиционеры. Может быть, стоит пожертвовать малым, чтобы избежать потери независимости?

Царев: Я не хочу рассказывать телезрителям в подробностях те законы, которые мы приняли. Мы приняли закон об ответственности за пропаганду фашизма. Украина – самая пострадавшая в Великой Отечественной войне страна, единственная из стран, участвовавших во Второй мировой, которая не приняла такого закона. Мы приняли закон про неправительственные организации, закон всего лишь требует обозначать себя как иностранный агент, если ты работаешь в политике и получаешь деньги из-за границы. Закон ввел уголовную ответственность за клевету. Уголовная ответственность за клевету введена в большинстве стран ЕС и во многих штатах США. Почему получается, что те вещи, которые в ЕС и в США работают, у нас, когда мы принимаем, это считается плохо? Я не могу этого понять, не могу с этим смириться.

Я считаю, что США и ЕС сегодня работают совершенно четко и однозначно на то, чтобы дестабилизировать ситуацию на Украине. Мы не подписали соглашение об ассоциации, нас за это наказывают. Все, что сегодня происходит, сегодня США и посол в ЕС Ян Томбинский просто превратились в политиков, которые комментируют живо все, что происходит у нас в парламенте, все, что делает правительство, все, о чем говорит президент. Они живо участвуют в нашей политической жизни, такого нигде нет, это просто недопустимо.

Лобков: Возможен ли компромиссный вариант, когда эти законы подписаны, но еще не введены в действие, участники этих событий вчерашних на улице Грушевского формально совершили свои проступки до опубликования закона, значит, они будут некоторым образом амнистированы, и на Украине начнется новая политическая жизнь? Поскольку иначе трудно закончить этот процесс – новые законы, дальше их применение, политические процессы, осада судов, статьи, которые вы приняли за осаду судов, за преследование судей, эскалация насилия, разворачивающаяся по спирали. Возможно ли поставить точку, допустим, сегодня вечером на переговорах?

Царев: Переговоры – это есть переговоры, переговоры – это компромисс. Что касается меня, я не голосовал ни за первую амнистию, которая проходила, за которую мы голосовали в парламенте, и считаю, что амнистия не нужна и во втором случае. Я разговаривал с бойцами «Беркута», у нас достаточно милиции, достаточно спецподразделений. Они только ждут команду, команду они не получают. Это заслуга нашего президента, нашей власти. Мы до последнего используем все способы для того, чтобы найти компромисс, но то раздражение, которое накопилось у бойцов, которые видели, как избивали их коллег, у нас около сотни человек-милиционеров поступили в госпитали, двух бойцов выдернули из оцепления и устроили им суд Линча, их еле спасли. Один терял сознание, потому что били долго ногами, их окровавленных смогли отбить и забрать. Вот то, что происходит, оно, конечно же, разделяет Украину.

Если бы на Майдане стояли люди, которые не были настолько агрессивны, если бы не использовались нацистские лозунги, если бы это все не проходило бы под нацистской идеологией, то вполне возможно, что эти протесты поддержал народ всей Украины. Потому что мы все недовольны коррупцией, недовольны какими-то определенными вещами. Но мы видим, что эти протесты не поддерживаются народом, мы видим, что Майдан не поддерживается народом. Мы бы ничего не смогли сделать с Майданом, если бы его поддерживал народ.

Лобков: Да, но вы пока ничего с ним не можете сделать, потому что он стоит на месте, если вы только не начнете массовые аресты, я имею в виду, полиция не начнет массовых арестов. У меня к вам вопрос по поводу сегодняшнего дня. Поступили отдельные сообщения, что есть вялые противостояния между оппозиционерами или между активистами и полицией. Как вы считаете, сегодня возможно повторение вчерашнего дня или этого уже не будет?

Царев: У нас уже выработался сценарий, по которому мы идем, — у нас противостояния бывают в субботу и в воскресенье. Понедельник, вторник, среда, четверг, пятница – кардинально меньшее количество людей, ситуация стабилизируется. Да и вчера я в Киеве видел и свадьбы, народ праздновал. Буквально немножко отойти от центра – и затихали взрывы шумовых гранат, и Киев жил своей жизнью. А Украина живет своей жизнью тем более. 

Фото: AP

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.