Не помогли ни дети, ни слепота. Трех «узников Болотной» оставили под стражей

10 апреля 2013 Павел Лобков
571
Мосгорсуд продолжает рассматривать жалобы на продление ареста «узникам Болотной». Сегодня обсуждаются дела Андрея Барабанова, Степана Зимина и Ярослава Белоусова. Андрея Барабанова и Степана Зимина суд уже оставил под стражей; за процессами следит корреспондент ДОЖДЯ Маргарита Журавлева. 
Журавлева: Действительно, как мы с вами предполагали, час назад не случилось ничего неожиданного, никаких сюрпризов. Минут 20 назад коллегия судей решила, что продление ареста для Ярослава Белоусова также останется в силе, в общем, как и для Андрея Барабанова, и для Степана Зимина, несмотря на все доводы защиты. Как правило, адвокаты говорят примерно об одном и том же, что следователи не обосновали, что за основания такие, что люди могут скрыться, ничего не поясняют. То есть, получается, что судьи им верят на слово, но судей Мосгорсуда, как и судей Басманного суда, это, видимо, устраивает.

Все говорят о том, что нецелесообразно их держать в СИЗО, большинство из них ознакомились с материалами дела и полезнее были бы не на свободе, скажем так, но под какой-то другой мерой пресечения: под домашним арестом, подпиской о невыезде, залогом. За некоторых готовы были поручаться разные известные люди, в том числе, депутаты, но все это мало интересует судей Мосгорсуда. Так что, что Андрей Барабанов, что Степанов Зимин, что Ярослав Белоусов еще какое-то время будут находиться в СИЗО.

Часто журналисты спрашивают у адвокатов, когда должны начаться процессы и общее мнение такое, что, скорее всего, летом: такая практика, что люди уезжают в отпуска, меньше интересуются происходящим, что как-то это незаметно должно пройти. Я думаю, даже если это будет летом, неважно, в жару или в холод, как это у нас бывает, мы будем следить за тем, что происходит с «Болотным делом».

Лобков: У всех трех арестованных, у них же у всех три совершенно разных дела и совершенно разная система доказывания их вины. Вот что касается сегодняшней процедуры, она была все-таки типовой или приводились какие-то конкретные аргументы, ну, скажем так, по поводу состояния здоровья или родственников, которые остались на свободе, которым нужно помогать? Вот какие были аргументы в этих трех случаях, случаях Зимина, Белоусова и в третьем деле?

Журавлева: Что касается системы доказывания, если говорить о том, что говорят следователи, здесь вообще ничего не доказывается. Они просто говорят, что люди должны содержаться в СИЗО, потому что они могут что-то сделать не так.

А аргументы стороны защиты… Ну, вот, например, у Ярослава Белоусова проблемы со зрением и до того, как он оказался в СИЗО, у него на одном глазу минус 6, на другом – минус 10. Помимо этого, у него есть жена и двухлетний сын. И вот мне его жена Тамара сегодня рассказала, что на днях было заседание в другом суде, куда привозили Белоусова лично, она взяла с собой ребенка. Его нельзя привести на заседание, но вот мельком отец и сын виделись, и теперь маленький сын Ярослава Белоусова всем рассказывает, что он видел папу впервые, по-моему, с осени. Осенью она брала его с собой на свидание. Но там это сложно назвать свиданием, потому что через решетку, два стекла и по телефону.

По поводу Барабанова. У него нет особых проблем со здоровьем, у него только гастрит, но это не является основанием для того, чтобы человека не помещать в СИЗО. Он говорил о том, что он социально адаптирован, у него есть пожилая мать, что он бы хотел как-то помогать ей, ей сложно без него сейчас. У него есть девушка, он называет ее своей женой, в общем, гражданской женой, они вместе 4 года. То есть, он собирается жить там же, где он жил до этого со своей мамой, своей девушкой. Вот такие аргументы, но все это судей мало интересует.

Лобков: То есть, это никого не убеждает и даже то, что Ярослав Белоусов теряет зрение, тоже никого это не убедило сегодня?

Журавлева: Да.
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю