Михаил Касьянов: "Сурков - не политик, а менеджер"

Здесь и сейчас
15 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Сопредседатель ПАРНАСа Михаил Касьянов объяснил, с чем связан демарш Михаила Прохорова и что ждет экс-лидера партии в будущем.

Изюмская: У кого-кого, а вам ситуация с двумя съездами одной и той же партии одновременно не в новинку, вам самому приходилось в свое время участвовать в чем-то подобном. Кстати, персоналии те же самые фигурировали, например, фамилия господина Богданова присутствовала.

Касьянов: Не в новинку, но ситуация принципиальная разная. Разница в том, что мы тогда и сейчас - независимая политическая сила, а Прохоров согласился играть по правилам Кремля, согласился быть марионеткой, о чем я очень сожалею. К нему применили такие же технологии, но в тот раз у нас, в 2005 году, все было все жестче, ночью захватывали Колонный зал мои соратники, их выставляло ФСБ, там депутаты «Единой России» агитировали наших делегатов, кто-то им выдавал по $10 тыс. на человека, чтобы голосовать против. Тогда не было выбора, был 2005 года, за два года до выборов. Ситуации разные, разные выходы из ситуаций.

Изюмская: Как вам кажется, этот демарш Михаила Прохорова с чем связан? Вы действительно справедливо отметили, это делают многие политологи, что человек понимал, на что он подписывается, он шел в кремлевский проект, об этом сам сказал. Вот, пожалуйста, оттуда вышел со скандалом, да еще с громкими обвинениями в адрес известных лиц.

Касьянов: Именно это и удивляет. Еще три месяца назад, когда он согласился, он согласился с правилами – не с законами, подчеркиваю, а с правилами, установленными незаконным образом чиновниками в администрации. Вообще-то в положении об администрации президента ничего не сказано о том, чем занимается администрация. Но Прохоров согласился, работать по понятиям этих бюрократов, которые обеспечивают Путину существование режима. И теперь, когда какие-то небольшие трения начались, он идет в такой демарш. Означает, что он не понимал, будучи миллиардером и предпринимателем, такого ранга, принимая такие глобальные решения по размещению средств по найму тысяч рабочих и т.д., человек, казалось бы, уже вышел на уровень, работает с большими коллективами и имеет опыт в этом, он не понимал, куда он идет и на что он согласился? Это что-то другое.

Изюмская: Что это может быть? Наши зрители, например, считают, что это просто пиар и не более того. Причем, таким образом сам господин Прохоров и пиарится.

Касьянов: Я не понимаю цели этого пиара. Для удовлетворения личных социальных потребностей, что о тебе говорят целых три дня 10% населения страны? Если это цель, может, тогда это так. Но я просто не считаю, что люди, которые претендуют на такой масштаб и обладают определенным интеллектуалом, должны делать так. Поэтому мы считаем, что Михаил Прохоров еще не потерян для политики. Тем не менее, существует опасность, что он займется реальной политикой, а это означает, он назовет источник зла, он не будет говорить, что Владислав Сурков – источник зла. Вячеслав Сурков – исполнитель, менеджер путинской политической воли. Если он назовет источник зла, и если он будет критиковать все происходящее в стране, а не пытаться пристроиться в те рамки, которые сегодня созданы, то тогда у нас есть предмет для разговора. И тогда Михаил Прохоров не потерян для политики. Если он хочет быть в имитаторах, он может продолжать искать себе пути здесь, в администрации, пытаться молиться Путину и Медведеву: накажите такого плохого Суркова. Будет опять элемент некой наивности. Мне кажется, что Прохоров не такой наивный человек.

Изюмская: Ваши прогнозы все-таки – по какому пути он, скорее всего, пойдет в своей политической карьере, которую, как он объявил сегодня, намерен продолжить? И готовы ли вы, например, принять его в свои ряды и при каких обстоятельствах?

Касьянов: Мы готовы обсудить эту тему – присоединения Прохорова к нам – при условии, что Михаил Дмитриевич осознает происходящее и назовет все своими именами. Не каких-то там чинов в администрации, включая Суркова, который, я повторяю, менеджер, хотя и первый замглавы администрации, но это менеджер, это не политик. Это не источник власти – он исполнитель политической воли другого человека. Вот если он осознает, что вообще в стране происходит, и если он откажется от имитационных проектов, в которых он согласился участвовать, тогда есть хороший предмет для разговора.

Изюмская: Ваш прогноз – он осознает или нет? Все-таки куда пойдет с большей вероятностью?

Касьянов: Я думаю, все это рассосется, он не будет так рисковать. Присоединение к нам – это подвести себя под возможную судьбу Михаила Ходорковского.

Изюмская: Так он уже с этим согласился фактически. Он сказал, что «Я не исключаю, что я повторю судьбу Михаила Ходорковского».

Касьянов: Тогда это другой разговор. Тогда это будет действие мужественного человека, и мы готовы это обсуждать. Я пока не слышал таких заявлений, что он согласен с судьбой Ходорковского, я слышал, что он говорил, что «Я не повторю судьбу Ходорковского». Но если он сказал, что он уже готов идти на все, тогда есть предмет для разговора, безусловно.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия