Кто убил Магнитского?

Здесь и сейчас
6 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Совет по правам человека при президенте опубликовал свое расследование гибели Сергея Магнитского. Накануне правозащитники показали его президенту.

Итоги работы экспертов оказались содержательнее, чем результаты деятельности Следственного комитета, который отчитался о своей работе двумя дня ранее. Следователи назвали главными виновниками гибели юриста тюремных врачей. Правозащитники добавили к ним судей и следователей.

Фактически выводы правозащитников совпали с тем, о чем говорят коллеги погибшего юриста из Hermitage Capital. Они подтвердили, что следователи, которые занимались делом Магнитского, были заинтересованы в его результатах, потому что сами были фигурантами преступления - по крайней мере, на них указывал юрист в своих показаниях. Помещать Магнитского под арест причин не было. А жалобы юриста прокуратура просто игнорировала.

Общественники констатируют чудовищные условия содержания в тюрьме, которые были созданы для Сергея Магнитского и в результате стали причиной его смерти. От отсутствия горячей воды в камере - до неоказания медицинской помощи. Следственный комитет при МВД ответил сегодня на доклад правозащитников. "Решения при расследовании этого дела были законные и обоснованные".

О законности и обоснованности решений при расследовании дела Сергея Магнитского говорим с Марой Поляковой, членом Совета по правам человека. 

Казнин: Скажите, это ведь промежуточный доклад?

Полякова:  Да, это еще не окончательное, еще не законченное общественное расследование. Я думаю, что более конкретно мы позднее сможем представить только выводы.

Казнин: А почему промежуточный результат экспертизы вы представили, почему не дождались, когда будет окончательный вариант готов?

Полякова:  Во-первых, эти выводы были приурочены к встрече с президентом, где собственно, мы опирались на его поручения. На предыдущей встрече было такое поручение президента – провести общественное расследование, хотя оно было начато уже до этой встречи, мы уже этим занимались  независимо от участия в Совете при президенте, потому что работа велась с четырьмя общественными организациями в связи с актуальностью этого дела.

Малыхина: Как отреагировал президент? Какая есть резолюция?

Полякова:  По моему впечатлению, президент правильно среагировал на представленные выводы, но он был предупрежден, что это еще не окончательная информация. Он сказал, я боюсь ошибиться, но по-моему, он сказал, либо что он уже дал поручение, либо даст поручение, видимо, довести это расследование не только общественности, но и компетентным органам. Я думаю, что юридические последствия еще будут.

Казнин: Вы, пусть даже это и промежуточная экспертиза, называете конкретные имена виновных, по вашему мнению? И если ли у вас в вашем докладе достаточные основания, на ваш взгляд, конечно же, чтобы привлекать этих людей к ответственности?

Полякова:  Я бы сказала так: у нас есть основания говорить, что были нарушения закона. Тут никаких сомнений нет. Называть конкретных виновных на данном этапе я не стала. Как юрист по профессии я понимаю, что для того чтобы говорить о конкретных виновниках, во-первых, надо полностью все материалы изучить от корки до корки, что мы собираемся, вообще весь объем информации, чтобы делать уже правильные юридические выводы. Но о том, что имели место очень серьезные нарушения, об этом можно говорить уже сейчас. Была создана следственная группа, в которую вошли люди, которых Магнитский обвинял еще до того, как он был привлечен к ответственности и арестован. То есть уже существовал конфликт интересов. А если конфликт интересов, то уголовно-процессуальный кодекс просто запрещает таким людям участвовать в расследовании по делу, в котором они могут иметь независимо от того, обоснованным ли было обвинение Магнитского или необоснованно, это не имеет значения – сам факт, что он обвинял, уже могло сформироваться к нему необъективное отношение. Поэтому ни при каких обстоятельствах эти люди не должны были участвовать в расследовании. А они участвовали, они представляли материалы в суд. Конечно же, можно говорить о суде, что суд действовал не в русле правовом, что суд отступал от действующего российского законодательства, не учитывалось европейская конвенция и принципы и стандарты, выработанные Европейским судом при решении таких вопросов. Там очень много нарушений, я как процессуалист могу это констатировать, независимо от того, какие дальше у нас будут выводы, об этом я сегодня уже могу говорить.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия