Депутаты в шоке, правительство безмолвствует. Кто лоббирует поправки к закону о рекламе

Здесь и сейчас
30 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Законопроект, который запрещает размещать рекламу на платных телеканалах, должен пройти обсуждение с бизнес сообществом. Об этом говорится в обнародованном сегодня открытом письме, которое подписали руководители неэфирных телеканалов. «Исключение рекламной модели поставит около 150-ти тематических каналов на грань выживания», цитирует обращение агентство «Итар ТАСС». 

Письмо подписали руководители компании «Виасат глобал», «Национального медиаагентства» и  ЗАО «Первый ТВЧ».  Ранее свои критические замечания высказала и Ассоциация кабельного телевидения.

Игроки рынка обращают внимание на то, что поправки, о которых стало известно на минувшей неделе, с ними никто не обсуждал, и если законопроект будет принят в нынешнем виде, это приведёт к тому, что часть телеканалов просто перестанут вещать, а остальные – будут вынуждены повысить плату за контент. В первую очередь, пострадают независимое телевидение, в том числе телеканал Дождь. Гендиректор «Дождя» Наталья Синдеева уже говорила о том, что если «мы не сможем зарабатывать на рекламе, то у нас не останется другого выхода, кроме как существенно поднять расценки на подписку,  но и в том случае выживание не гарантировано».

Между тем, уже завтра скандальные поправки к закону «О рекламе» рассмотрит Госдума  пока только в первом чтении, но второе чтение хотят провести в конце этой же недели. Пакет документов был внесён на прошлой неделе Игорем Зотовым. Он член фракции «Справедливая Россия», но в партии не состоит, потому что возглавляет теперь другую   Партию пенсионеров за Справедливость. Зотов рассказал, что текст ему помогали писать студенты практиканты. Тем не менее, комитет по экономической политике рекомендовал нижней палате поправки принять. Всех недовольных глава комитета единоросс Игорь Руденский позвал в Госдуму – высказать своё мнение перед вторым, основным чтением, когда вносятся принципиальные поправки. Однако, сегодня в аппарате комитета по экономической политике не смогли уточнить, когда именно состоится это заседание, кто на него приглашён, а сам Руденский от комментариев отказался, сославшись на занятость.

Рынок телевизионной рекламы в России оценивается в 156 миллиардов рублей, но только четыре миллиарда приходится на кабельные и спутниковые телеканалы, а их – более трёхсот. Основные доходы – у общедоступного, бесплатного телевидения, которое часто получает господдержку.  Участники рынка говорят, что нынешние поправки нарушают антимонопольное законодательство. Однако, несмотря на то, что в первом чтении документы будут рассматриваться уже завтра, позиция ФАС ещё не ясна. В ведомстве заявляют, что пока только знакомятся с текстом поправок. Стоит отметить, что в кулуарах Госдумы не исключают, что законопроект окончательно будет принят до конца весенней сессии, то есть до 13 июня. Замглавы Комитета Госдумы по экономической политике единоросс Виктор Звагельский уже заявил, что завтра, во всяком случае, будет голосовать против этого законопроекта.

Член фракции «Справедливая Россия», первый зампред комитета Госдумы по СМИ Андрей Туманов говорит, что ни он сам, ни вся его фракция за эти поправки к закону о рекламе голосовать не будет:

Андрей Туманов: Тут, я так понимаю, два комитета будет, в том числе и наш. Наш комитет даст отрицательное заключение. Я по этому поводу высказался. Я еще не встречал человека, который бы говорил: «Как это здорово!» Я не передумал, наоборот, я и всю фракцию настроил голосовать против этих поправок. Да и сегодня на заседании фракции говорилось, что это, безусловно, лоббистские поправки господина Зотова. Поэтому мы будем бороться против них. Но если, конечно, свистнут какой-нибудь большой фракции, они, конечно, проголосуют, даже если им это будет противно, и это будет противоречить всему.

Вице-президент Ассоциации кабельного телевидения России Михаил Силин в беседе с нашим корреспондентом выразил уверенность в том, что депутаты, скорее всего, как то изменят законопроект:

Михаил Силин: Я как-то не особо верю в то, что это в таком виде примут.  Я думаю, что какое-то обсуждение состоится.  Но в какой форме, позовут ли нас – не знаю. Мы настаивали и настаиваем не на отмене рекламы, а на том, чтобы все вещатели предлагали кабельным операторам одинаковые условия распространения. Но это – нечто, не имеющее ничего общего с  тем, что происходит сейчас. Наоборот, мы говорили о том, что доход от рекламы – это еще один возможный источник поступлений на рынке платного телевидения. В какую форму это пришло сейчас – мне сложно комментировать. Я совершенно не понимаю смысл запрета.

Обсудили эту тему с Эдуардом Сагалаев, глава Национальной ассоциации телерадиовещателей, и депутатом Госдумы Ильей Пономарёвым, член думского комитета по экономической политике. 

Макеева: Есть ли у вас, Эдуард Михайлович, понимание или представление о том, для чего это все делается? Потому что у каждого свое понимание, да еще и законопроект такой пестрый — тут и пиво, и кабельные телеканалы неэфирные. Депутат Звагельский, например, уверен, что как раз пивные компании – это основная цель. Мы тут со своей стороны сидим и так смотрим, немножко непропорциональная мера, но нам почему-то кажется, что, может, это против нас направлено. Мы гоним от себя эти мысли. Так или иначе, есть какой-то правильный ответ, наверное, на этот вопрос. Как вы себе это представляете? Почему, против кого или для чего это все так стремительно делается на наших глазах?

Сагалаев: Вы знаете, здравого смысла здесь никакого нет. Понятно, что это не просто воспаленный какой-то бред руководителя Партии пенсионеров или каких-то студентов, которые участвовали в этом документе. Я могу допускать, что это очередная мера, направленная на передел рекламы в рынках, хотя всего 2% от рекламного рынка занимает реклама на кабельных каналах, и это очень сильно ударит по этой очень интересной, очень динамично растущей части телевизионной индустрии. Меня это крайне беспокоит, я это уже высказал официально и в заявлении, которое мы сделали, Национальная ассоциации телерадиовещателей, и в письмах, которые мы отправили в соответствующие инстанции — и в Министерство связи, и в Думу.

Макеева: Вас приглашали, может быть, на обсуждения перед вторым чтением?

Сагалаев: Конечно, нет. И это меня возмущает. Что здесь возмутительно просто – это то, что ни с кем из представителей телеиндустрии это не обсуждалось вообще никак. Я думаю, что это не просто так, наверное, не обсуждается, потому что люди, которые инициировали, они понимают, что это не пройдет даже элементарную экспертизу, потому что понятие платного телевидения вообще в стране нет, ни в одном законе нет такого понятия — и вдруг оно вводится. Направлено ли это конкретно против «Дождя»?

Макеева: А пострадает Animal Planet в итоге.

Сагалаев: Я не знаю.

Макеева: Это, скорее, была реплика, давайте оставим за бортом.

Сагалаев: Я не думаю, что именно так обстоит, что нужно вместе с «Дождем» рушить вообще всех.

Казнин: В общем, даже вам это кажется странным. Илья, скажите, господин Силин, вице-президент Ассоциации кабельного телевидения заявил в нашем эфире, что он уверен, что законопроект изменят ко второму чтению. А как его могут изменить?

Пономарев: Ой, давно знаю господина Силина – он всегда такой оптимист. Я не уверен, что этот законопроект изменится ко второму чтению, если второе чтение будет на этой же неделе. Вообще закон, который вносится так, под конец сессии, всегда направлен на то, чтобы его скорее принять без каких-либо правок. Я бы не искал здесь какой-то политической подоплеки в этом законопроекте. Судя по тому, кто его внес, и как он проходит, я бы искал здесь коммерческий интерес. Мы уже видели, как реформировалось РИА «Новости», это был чисто коммерческий проект. Мне кажется, что в данном случае примерно в том же направлении надо искать заказчика этого закона.

Казнин: Что вы имеете в виду? Поясните, пожалуйста. Мы сейчас обсуждаем, что он направлен против очень большого количества телеканалов.

Пономарев: Большого количества телеканалов, но не очень большой удельный вес с точки зрения денег. Тем не менее, у нас есть ряд игроков рекламного рынка, которые заинтересованы в его монополизации, которые последовательно под себя различные медийные проекты подминают. Мне кажется, что здесь это тоже коммерческая атака.

Сагалаев:  Я знаю, кстати, мнение Сергея Васильева, руководителя «Видео Интернешнл», крупнейшего агентства рекламного, который не разделяет эту позицию, который считает, что это неправильный закон в этом смысле. Он сегодня выступал на РБК, я смотрел его выступление, он говорил, что этот закон абсолютно сырой, не проработанный. Возмущает то, что это все происходит таким образом,  не люблю таких резких выражений, но «взбесившийся принтер» это в данном случае подходит очень.

Макеева: Да тут, в общем, крупных игроков осталось, только сверхкрупные, может быть, два. Казалось бы, кому нужна эта совсем крошечная доля.

Сагалаев: Самое главное, о чем мне хотелось бы сказать, это то, что такого рода законы наносят колоссальный вред индустрии, обществу и аудитории. Возьмите, например, закон, запретивший рекламу в детских программах, он обрушил просто детское телевидение. Детское телевидение практически исчезло с экранов наших. Недавно только восстановили справедливость и разрешили рекламу на детских каналах. Медицинские услуги, например, запретили, выяснилось, что это полный бред, стали как-то отыгрывать назад.

Я надеюсь, что с этим законом, если его примут, будет то же самое, что он недолго просуществует. По крайней мере, я лично приму все усилия, чтобы не допустить принятие его в таком виде, но если ко мне кто-то прислушается или к нам прислушаются, к сообществу кто-то прислушается, потому что кроме национальной ассоциации есть еще АКАР – это Ассоциация коммуникационных агентств, есть разные общественные совета. И я знаю, что правительство даже не успевает дать свою экспертизу по этому закону, это меня просто изумляет. Ладно, мы общественные организации, на нас можно наплевать, например, но как наплевать на мнение правительства, вот это меня удивляет. Значит, кто-то, кто сильнее правительства, лоббирует этот закон.

Макеева: Илья, скажите, может быть, немножко с кулуарных разговоров, из обсуждения на комитете, то, что мы слышали сегодня от депутатов от «Единой России», очень немногих, кто согласился с нами на эту тему побеседовать, и ваши коллеги по комитету из «Единой России» категорически вообще: «Очень занят, не могу говорить вообще», все как один отказались это обсуждать. Тем не менее, из немногочисленных комментариев следует, что нет консолидированной позиции у «Единой России», которая составляет простое большинство и имеет возможность повлиять на исход. Есть какое-то ощущение легкого или нелегкого, так или иначе, разброда и шатания во мнениях?

Пономарев: Закон пришел внезапно, и Руденский – человек крайне разумный и взвешенный, он тоже разводит руками, показывает глазами на потолок, что этот закон пришел сверху. Звагельский, который как раз отвечает за рекламу в нашем комитете, его мнение вы сегодня озвучивали, он категорически против этого законопроекта. И вообще такое резкое вмешательство в законодательный процесс в сфере рекламы. У нас есть долгосрочный план, что происходит с рекламным рынком, те или иные поправки в законодательстве о рекламе постоянно рассматриваются комитетом, ничего подобного тому, что сейчас внесено, там не было. Эдуард Михайлович правильно говорит, правительство безмолвствует относительно законопроекта, профильное министерство никак свой голос не возвысило. Это только дополнительно показывает, что закон пришел с того направления, где правительство бессильно.

Сагалаев: Если позволите, я хочу воспользоваться случаем и выразить свои соболезнования в связи с гибелью Анатолия Кляна, потому что я его хорошо знал и работал вместе с ним в программе «Время». Я хочу выразить соболезнования его родным, близким и всему коллективу Первого канала.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.