Бесхозные братья Царнаевы: все возможные исторические родины отказались от бостонских террористов

Здесь и сейчас
19 апреля 2013
13 604
7
Поделиться  
Слушать  
Другие выпуски
Отключить рекламу
Сообщить об ошибке

Отключение видеорекламы на месяц

В опцию входит:

  • отключение рекламы во всех архивных роликах перед проигрыванием, во время постановки на паузу и после проигрывания ролика
  • отключение дополнительных рекламных роликов в прямом эфире, за исключением эфирной рекламы

Опция позволит вам смотреть прямой эфир и архивные ролики на сайте, в мобильных приложениях, SmartTV-телевизорах, через приставки и другие устройства без рекламных вставок.

Если при просмотре видео у вас возникли проблемы, пожалуйста, укажите их

Другой вариант

Известный чеченский хирург Хасан Баиев, знакомый семьи Царнаевых, представители которой Тамерлан и Джохар подозреваются в совершении терактов в Бостоне, рассказал в интервью ДОЖДЮ, что родители братьев никогда не были религиозными, а сами Тамерлан и Джохар также никогда не отличались радикальными взглядами.

Васюнин: Давайте посмотрим страничку в «Вконтакте» 19-летнего Джохара Царнаева. В сети буквально через 15 минут, как стало известно его имя, нашли аккаунт в «Вконтакте». По данным городского портала Бостона у него была стипендия для обучения в университете Кембриджа, что является пригородом Бостона. Его 26-летний брат Тамерлан Царнаев тоже учился в неком колледже, он занимался боксом и вроде как хотел даже выступить за американскую сборную. Он погиб при попытке полицейских задержать молодых людей. Оба брата – уроженцы Чечни, вместе с родителями и двумя сестрами они покинули республику предположительно во время военного конфликта в начале 2000-х. Кроме того, известно, что в начальных классах оба учились в махачкалинской школе №1. Директор Темир Магомед Давудов рассказал, что Тамерлан и Джохар действительно учились в школе, это было в 2002 году. По информации директора это была семья беженцев из Киргизии. От этой семьи уже отказались все, кто только мог. Пресс-секретарь Альви Каримов настаивает, что подозреваемые с Чечней никак не связаны. Лица, о которых идет речь, в зрелом возрасте в Чечне не проживали, и если они стали «плохишами», то это вопрос к тем, кто их воспитывал. Сам Рамзан Кадыров сказал, что главные вопросы должны быть к Америке, где молодые люди росли. В последний час пришло официальное сообщение Комитета безопасности Киргизии, который сказал, что оба брата жили в юношеском возрасте на территории республики, на учете не состояли, к Киргизии тоже никаких вопросов быть не должно. Российское консульство говорит, что они не были учтены как российские граждане, не регистрировались в тот момент, когда переехали в Америку. Соответственно, непонятно, были ли они российскими гражданами или нет. Вот что рассказывает близкий друг семьи, который переехал в Америку почти одновременно с семьей Царнаевых.

Хасан Баиев, хирург: Вроде бы хорошая такая была семья. Откуда, что произошло? Просто непонятно. Нас же там (в США) мало абсолютно, понимаете. По всей Америке, возможно, нас будет сто человек. И как, что могло произойти… Потому что родители нерелигиозные абсолютно, они всю жизнь жили в Киргизии, они вообще никакого отношения не имеют к Чечне. Я их помню – были абсолютно дети, когда они приехали. Абсолютно ничем они не отличались – такие же, приехали беженцы, понимаете – ни поведением, ничем абсолютно. Учились, общались они, выросли. Что их толкнуло, что там произошло, мы все в шоке.

Отец Анзор Царнаев, по некоторым данным, находится сейчас в Махачкале, по крайне мере, так утверждает «Интерфакс». Его корреспондент побеседовал с Анзором Царнаевым, по его словам, его сыновей подставили, он сразу после теракта говорил с обоим сыновьями, те сообщили, что с ними все в порядке, их вообще не было на месте взрыва. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Джейн Фонда: третий акт жизни
Боно: Хорошие новости о бедности (действительно хорошие)
Аполло Роббинс: Искусство отвлекать внимание
Джил Боулт Тейлор: Удивительный удар прозрения
Советы для свиданий от Шекспира — Энтони Джон Питерс
Трудности закаляют характер — Стивен Клаунч
Илон Маск. Человек, создавший Tesla, SpaceX, SolarCity...
Марк Ронсон: Как семплирование преобразило музыку
Описание кибервойны… в надежде предотвратить её — Даниэл Гэрри
Сможете решить известную задачу про мост?
Решите ли вы знаменитую задачу о шляпе заключённого? — Алекс Гендлер
Порох: от праздника до войны
Откуда взялось золото? — Дэвид Ланни
Три совета по обретению уверенности в себе
Есть ли у животных язык? — Мишель Бишоп
Как рождаются воспоминания и как мы их теряем — Кэтрин Янг
Джошуа Фор: Трюки памяти, на которые способен каждый
Эстер Перель: Секрет поддержания страсти в длительных отношениях
Рассел Фостер: Почему мы спим?
Джейми Оливер: Обучить каждого ребенка тому, что такое еда
Стивен Хокинг: Задавая вопросы о вселенной
Келли МакГонигал: Как превратить стресс в друга?
Моника Левински: Цена позора
Памела Мейер: Как распознать лжеца
Мэйсун Зайид: У меня 99 проблем... и церебральный паралич лишь одна из них
Джулиан Ассанж. Зачем миру WikiLeaks
Если бы мы обладали сверхспособностями: Бессмертие — Джой Лин
Ген рака, который есть у всех — Михаэль Виндельшпехт
Билл Гейтс о том, как мы можем менять вещи вокруг нас
Эндрю Соломон: Депрессия — наша общая тайна
Бенджамин Цандер: Сила классической музыки
Йоханн Хари: Всё, что вы знаете о наркозависимости, неправильно
Адора Свитак: Чему взрослые могут научиться у детей
Шон Ачор: Как счастье может помочь нам работать лучше?
Что придаёт ценность долларовой банкноте? — Дуг Левинсон
Омерзительный и смертоносный комар — Роуз Эвелет
Как сахар влияет на головной мозг — Николь Авина
Как простые идеи приводят к научным открытиям
Неожиданная математика на картине Ван Гога «Звёздная ночь» — Наталья Сент-Клер
Что делает татуировки долговременными? — Клаудия Агирре
Хелен Фишер: Почему мы любим и изменяем
Почему мы плачем? Три типа слёз — Алекс Гендлер
Арианна Хаффингтон: Как стать успешным? Высыпайтесь!
Что такое «Всемирная паутина»? — Твила Камп
Дэн Паллотта: Мы в корне неправильно думаем о благотворительности!
Аманда Палмер: Искусство просить
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Самое важное
«Давления на бизнес нет, есть глупость чиновников». Владелец «Рецептов бабушки Агафьи» и Natura Siberica о планах сделать «украинскую бабушку»
«Дождь — он один. Все остальное — одна большая туча». Познер и Билан в гостях у Синдеевой. Открытие марафона #выберидождь на крыше Дождя
«Зажигаем. Хотя тут уже жарко». Концерт Димы Билана на крыше Дождя. Песни, которым подпевал из окон весь район
Кто не подаёт руки ведущим #ВечерняЯХиллари? Нерукопожатные: жизнь в кольце врагов
«Прохлада в духоте». Наши первые подписчики рассказали, почему выбрали Дождь. Встреча с Натальей Синдеевой на марафоне #выберидождь
Вера Полозкова снова на Дожде: пять лет спустя. Пронзительные стихи под музыку
Лобков на встрече с Савченко, «Здоровая нация» на Хованском и новая версия «В Питере — пить». Итоги недели с Ксенией Собчак и Павлом Лобковым
Как на российском телевидении начали говорить про секс. Интервью с телеведущей Еленой Хангой о том, почему «Про это» смотрели все, но никто не признавался
«Ислам ― религия доброты и заботы независимо от того, какой ты веры». Интервью с подписчиком Дождя Риммой Бикмухаметовой. Эксперимент в программе «Синдеева»
«Ленинградское шоссе»: магистраль как символ нового мира. 1933 год в повести Ивана Катаева, которого не спас даже Максим Горький
Кашин и поиск справедливости. Украинцы в российских тюрьмах, переназначение Чайки и тайна Горбачева
Как они там держатся, и что они там курят? Самая смелая и веселая программа об экономике на российском ТВ
Баста: «Слава, наркотики, деньги. То, что я пережил, мне хватит на 200 лет». Василий Вакуленко о том, зачем ему бизнес, нужно ли идти на компромиссы и о желании быть Полом Маккартни