Алла Джиоева в реанимации и не может говорить

Здесь и сейчас
10 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Ольга Писпанен

Комментарии

Скрыть
Бывший кандидат в президенты Южной Осетии Алла Джиоева, по словам ее родственников и представителей штаба кандидата, была жестоко избита сотрудниками внутренних дел. Сейчас, по их утверждениям, к ней в больницу никого не пускают.

Причем находиться в Цхинвальском госпитале для Джиоевой опасно, заявляют южноосетинские правозащитники.

Сегодня должна была пройти инаугурация Джиоевой, провозгласившей себя победителем на президентских выборах в ноябре прошлого года. Но вчера ночью в ее в штаб явились сотрудники правоохранительных органов для того, чтобы доставить в прокуратуру на допрос. Пока что она шла якобы только свидетелем по делу о насильственном захвате власти. Так аргументировал появление своих подчиненных и.о. генпрокурора Южной Осетии Гия Кабулов. По версии МВД республики, во время этого визита Джиоевой стало плохо, и она была доставлена в больницу. Медики утверждают, что она перенесла инсульт. А представители штаба и родственники Джиоевой заявляют, что та была жестоко избита и инсульт вызван ударами прикладом от автомата по голове.

Вот что рассказала телеканалу ДОЖДЬ сестра Джиоевой Алеся.

Джиоева: Она была избита, и на ее теле сейчас начинаются все синяки и следы от побоев, то есть, они не сразу были видны. Ирина Гаглоева, очень уважаемый человек, она говорит, что есть свидетели, которые подтверждают, что они видели, как и по голове ее били. Следы от побоев сейчас все проступают на теле: и на голове они есть, и по всему телу. Всю еще реанимацию оцепили, если не оцеплена, то перед реанимацией стоит человек 15 и никого не пропускают.

Сестра Джиоевой говорит, что их беспокоит, что к той никого не пускают, а главврач больницы – близкий родственник экс‑президента Эдуарда Кокоева. Алесю Джиоева говорит: «неизвестно, что он ей вколет».

Вот такие настроения сейчас в Южной Осетии. Местная правозащитница Фатима Маргиева утверждает, что у Джиоевой сломаны два ребра и в шейной области – гематомы. Врачи о гематомах ничего не говорят. Но, по словам Маргиевой, в больнице приняты экстренные меры, чтобы никого не пустить туда, на воротах больницы даже вывешено объявление: ближайшие два дня никого из пациентов принимать не будут. Правозащитница также утверждает, что в расправе над Джиоевой вчера принимали участие высшие чины МВД: одного из сотрудников штаба Джиоевой арестовали на 15 суток якобы за нападение на присутствовавшего там замглавы этого ведомства.

Маргиева: …Пытался на заместителя министра МВД Пухаева Мераба, и пытался его душить. То, что они сами написали такое – это, конечно бред. Никого не душили, ни на кого не кидался, но надо его в чем-то обвинить. Но это лишний раз подтверждает, что Алла Алексеевна была избита на уровне замминистра МВД, что он сам лично присутствовал при избиении 65-летней женщины.

В городе ходят слухи, что Аллу Джиоеву тоже арестуют. Жители Цхинвали, по словам руководителя медиа-центра «ИР» Ирина Гаглоевой и нашего коллеги журналиста Алана Парастаева, возмущены тем, что произошло прошлой ночью. Парастаев сообщает, что люди не верят в то, что самоинаугурация могла вызвать такое развитие событий, юридически ее должность никак не была бы закреплена. По городу ходят слухи, что Джиоева смогла договориться с Москвой, что ее самовольное провозглашение президентом там поддержат, и местные власти решили этого избежать с помощью угроз физической расправы. Но пока что ни митингов, ни столкновений в Южной Осетии нет.

Обсудили эту тему с гостем студии – Валерием Каболовым, председателем Московской осетинской общины.

Казнин: Скажите, вы опасаетесь возможного противостояния открытого между сторонниками Джиоевой и теми, кто не хочет, чтобы она стала президентом Южной Осетии?

Каболов: Обстановка сложная в Южной Осетии и всякого можно там ожидать. Исключить обострение ситуации никто не может сегодня. Но правоохранительные органы, которые сегодня полностью аффилированны бывшему президенту республики, сформированы по принципу родства, по принципу аффилированности и так далее, поэтому они пойдут на самые крайние меры. Население также очень настроено решительно, и победа Аллы Джиоевой на выборах 27 ноября 2011-го года - это главная ее вина сегодня, которую ей вменяют.

Писпанен: Но вот смотрите, все-таки вот это все противостояние, которое было в Цхинвали и стояние вот это многонедельное на центральной площади, оно было мирным без каких-то ухудшений ситуации, удалось договориться. Другое дело, что стороны не выполняют подписанные обязательства. Вы действительно думаете, что могут допустить и внутри республики и, собственно, в Кремле, такое кровавое развитие?

Каболов: Разница в том, что во время этого противостояния, которое было, кстати говоря, в невиданные для этих краев морозы, и круглосуточно люди стояли, была в том, что Алла Джиоева была там сама на месте, и она контролировала ситуацию. Она не допускала плохого сценария развития, и она тогда, все знают, что именно она не пустила народ ворваться в здание правительства. И многие потом ее сторонники ее обвиняли в этом, что она проявила нерешительность. Сегодня, если не будет сдерживающей силы, если ситуация примет оборот хаоса, то мы не знаем, на что способна неуправляемая толпа.

Казнин: Скажите, а вы сейчас на связи с Аллой Джиоевой?

Каболов: Алла Джиоева пока не разговаривает, она произносит отдельные слова, но я разговаривал и со штабом ее, там находится одна из представителей московско-осетинской общины вместе с ней, она была там в момент задержания, она со мной разговаривала. В самый момент задержания я был на связи по телефону. И я разговариваю с братом ее, который постоянно с ней рядом, разговариваю с другими людьми, я получаю информацию в постоянном режиме из Южной Осетии.

Казнин: Скажите, для таких просто народов, вообще не характерно, чтобы могли там поднять руку на женщину, причем публично практически.

Писпанен: Причем не только руку, но и приклад, как сегодня гласит одна из версий.

Казнин: Это ведь может быть воспринято очень резко и очень остро там…

Каболов: Совершенно верно. Вот сейчас как раз через 50 минут у нас начинается заседание Совета московской и осетинской общины совместно с советом старейшин. И будет рассматриваться вопрос об ответственности конкретных лиц за совершенные деяния. Не случайно, эти молодчики, которые были там, они были в масках, они скрывали свое лицо. Вы совершенно правильно отметили, что это не характерно для нашего народа. И люди, которые допускают себе такие вещи, они не имеют право носить имя осетина, и это люди, которые потеряли честь.

Писпанен: Но есть какой-то совет старейшин, наверное, который может предать, во-первых, все-таки, маленькая, давайте скажем, малочисленное население, и не трудно вычислить, кто именно из молодых людей это был в маске.

Каболов: Они, наверное, надеются на то, что все-таки не узнают, кто конкретно был. Дело в том, что количество ОМОНа в Южной Осетии где 30 тысяч населения, в три раза выше, чем количества ОМОНа в Северной Осетии, где 700 тысяч население. То есть ОМОН, надо понимать, что это тот правоохранительный, та правоохранительная структура, которая направлена против собственного населения.

Казнин: Скажите, все-таки, важна ведь и позиция России в этой ситуации.

Каболов: Ключевая.

Казнин: Да, ключевая даже. Алла Джиоева ведь обращалась и к Путину, она говорила о поддержке его курса, говорила о том, что полностью поддерживает российскую позицию в том, что происходит в Южной Осетии и в последние годы, и так далее, и так далее. То есть она пыталась заручиться поддержкой России. Почему у нее не получилось?

Каболов: И не только у нее. И со стороны московской осетинской общины были неоднократные попытки выйти на высоких руководителей нашего государства с тем, чтобы донести им правду. Но, на сегодняшний день, у нас создается впечатление, что существует определенный кордон из чиновников среднего звена. Я не стесняясь прямо могу назвать их имена - это Винокуров и Гасумянов. Эти две личности, это те которые принимают решение по Южной Осетии.

Писпанен: Винокуров же вроде бы приезжал как раз на переговоры в Южную Осетию.

Каболов: Да. И переговоры его начались с прямых оскорблений и угроз в адрес Аллы Джиоевой и подписала она этот документ под давлением именно со стороны Винокурова. Он ей прямо заявил, что если она не подпишет этот документ, то он встанет и уйдет, а она остается наедине с Эдуардом Кокойты, ОМОНом и государственной охраной. И он…

Писпанен: Вы знаете, странно, я сама разговаривала лично с Аллой Джиоевой по телефону, естественно, когда было как раз подписание этого документа, она говорила, я думаю, не под принуждением о том, что она абсолютно согласна со всеми пунктами, ее устраивают эти договоренности, осталось только дождаться их исполнения.

Каболов: Совершенно верно. Мы прекрасно с вами понимаем, что каждый документ имеет и букву и дух, так вот, дух этого документа был такой, что власть, скомпрометировавшая себя, должна уйти, власть должна перейти к независимому руководителю, к независимым людям, которые проведут честные выборы. И документ, когда составлялся, он имел большое огрехи, но надо учитывать, что Алла Джиоева 11 суток была практически без сна, и вся ее команда стояла круглосуточно на улице. И она была в состоянии, когда доверяла каждому слову, которое говорится, тем более, из высокого кремлевского кабинета. И все вот эти угрозы, которые он там произносил, они произносились как бы не от него лично, а от того, что он уходит, и оставляет ее наедине с Эдуардом Кокойты, госохраной и ОМОНом, и прольется кровь. И все ее сторонники и соратники, все точно также поддерживали, что нужно отказаться от победы, нужно пойти на повторные выборы и так далее. И она была готова к этому. Она готова была на повторные выборы пойти. Но соглашение не выполнено, ее просто напросто обманули мошенническим образом, я считаю.

Казнин: Борьба идет за российские деньги бюджетные?

Каболов: Абсолютно точно, совершенно верно. Никакой там высшей политики, никаких страшилок, которые нам рассказывают из-за рубежа и так далее, ничего этого нету. Есть определенные чиновники в российских государственных структурах, которые кушали деньги российского бюджета вместе с Эдуардом Кокойты, вместе с Вадимом Бровцевым и всеми остальными. Такое количество денег, которое выделил российский бюджет на Южную Осетию, можно было ее под бульдозер запустить и снова построить. Но народ этих денег не увидел. Не нужно рассказывать, что весь народ Южной Осетии сейчас должен быть благодарен России, что его «облагодетельствовали».

Казнин: Значит, Россию это устраивает, получается.

Каболов: Не надо путать понятие Россия и Винокурова с Гасумяновым - это разные вещи. Есть интерес России как государства Российского, а есть господин Винокуров и Гасумянов и его личный интерес, и его подвал с банками помидоров и огурцов, я не знаю с чем еще.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.