Адвокат Дмитрий Афанасьев: Эдвард Сноуден раскрыл преступления в том числе и против российских граждан и может рассчитывать на защиту как свидетель

Здесь и сейчас
13 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что  для получения политического убежища в России экс сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден должен обратиться в ФМС. А сам он – Лавров – узнал о том, что Сноуден вышел из тени из сообщений средств массовой информации.

Афанасьев: Я могу только с юридической точки зрения оценить это событие, поскольку я не политик и не дипломат. Те материалы, которые господин Сноуден обнародовал в Интернете за последние недели содержат признаки преступления, предусмотренного статьей 138 Уголовного кодекса «Нарушение тайны переписки граждан, почтовых и иных отправлений». Мне представляется, что на месте господина Сноудена следовало бы нанять адвоката и обратиться с соответствующим заявлением в российские правоохранительные органы. В этом случае российские правоохранительные органы должны были его опросить, чтобы установить, действительно ли в тех сведениях, которые он распространил публично, имеются признаки состава преступления. Если такой состав преступления выявлен, а именно что неустановленные лица в массовом порядке нарушали тайну переписки в том числе российских граждан, то российское уголовное законодательство позволяет возбудить уголовное дело на территории Российской Федерации по признакам преступления против неустановленной группы лиц, в дальнейшем его расследовать, чтобы разобраться, что же все-таки произошло. Господин Сноуден должен быть допрошен в качестве свидетеля, он может ходатайствовать по закону, следствие вправе предоставить ему статус государственной защиты свидетеля. Поскольку предварительное следствие производится при условиях сохранения тайны следствия, очевидно, что в данном случае будет решена проблема, которая сегодня обсуждается активно в СМИ – это проблема публичности всей этой истории. Эта проблема перейдет в юридическую плоскость и уйдет из публичной плоскости в связи с тем, что должна будет соблюдаться тайна следствия, в том числе она должна будет соблюдаться и свидетелем, который в этом случае получит государственную защиту. К каким выводам в конце придет следствие, предсказывать никогда заранее нельзя, в том числе следствие может делать запросы и за рубеж, давать следственные поручения и по итогам принимать решения о том, имело ли место преступление, совершенное в отношении тысячи российских граждан, как об этом говорит господин Сноуден, или нет.

Макеева: Сноуден мог бы обратиться в правоохранительные органы какой-то другой страны и там попытаться возбудить дело? В Америке, например, или Европе.

Афанасьев: В США есть закон о порядке возмещения убытков, причиненных иностранным гражданам. По этому закону иностранные граждане, пострадавшие от деятельности американских лиц, в том числе государственных, имеют право обратиться с исками в суды США. Этот закон был активно использован работниками различных сельскохозяйственных плантаций Латинской Америки, которые утверждали, что нарушались их права человека с попустительства американского правительства. Эти вопросы рассматривались в американских судах. На сегодняшний день преждевременно говорить о том, есть ли в данном случае основания для того, чтобы российское граждане подавали такого рода коллективный иск в США на основании этого закона, потому что ни мы, ни вы, наверное, не знаем точных юридических фактов, поэтому мне и представляется, что с юридической точки зрения спокойный выверенный шаг был бы допросить господина Сноудена в качестве свидетеля для того, чтобы дальше делать юридические выводы в спокойной и рабочей атмосфере.

Макеева: Сноуден накануне сказал в Шереметьево: «Я верю в принцип, провозглашенный на Нюрнбергском процессе в 45 году: частные лица имеют международное обязательство, стоящее выше обязательств, которые они несут перед своим государством. Следовательно, граждане обязаны нарушать внутренние законы своей страны ради предотвращения преступления против мира и человечества». Какой-нибудь суд примет это как аргумент?

Афанасьев: Я думаю, что это в большей степени эмоция. США – это одна из тех немногих стран, которая в большинстве случаев не признает примат международного права над своим национальным, хотя такой принцип декларируется, но на практике это далеко не так в повседневной правоприменительной деятельности американских судов и правоохранительных органов. Поэтому я бы не взялся на сегодняшний день оценивать перспективы господина Сноудена по его уголовной защите в США. Я могу сказать, что из того, что он опубликовал, ясно просматриваются признаки преступления по законодательству Российской Федерации, совершенного неустановленной группой лиц в отношении, как утверждает господин Сноуден, тысяч или сотен тысяч российских граждан. На мой взгляд, первый шаг, который целесообразно сделать, это проверить или опровергнуть этот юридический факт. Для этого необходимо допросить господина Сноудена, и если эти факты подтвердятся, расследовать уголовное дело, предоставить ему защиту как свидетелю. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.