«Мой прямой руководитель – нью-йоркский офис»: Сергей Минаев о сериале «Спящие», журнале Esquire и «болотном деле»

Писатель о травле режиссера Быкова, о том, как спецслужбы цензурировали сериал, тех, кого надо было посадить по «болотному делу», и почему любой кандидат в президенты проиграет Путину
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

В гостях программы Hard Day's Night побывал писатель и журналист, автор сценария многосерийного фильма «Спящие» Сергей Минаев. Он рассказал о том, как режиссер проекта Юрий Быков воспринял «травлю», начавшуюся после показа «Спящих» по федеральному телевидению, объяснил, почему показал сотрудников ФСБ в хорошем свете, а также заявил, что никаким образом не причастен к записи знаменитого видеообращения Алишера Усманова к Алексею Навальному и высказал мнение о том, что по «Болотному делу» к реальным срокам были приговорены совсем не те люди. 

Желнов: Сергей, во-первых, с премьерой с большой, с хорошими цифрами, с хорошими рейтингами.

Спасибо.

Желнов: Хочу спросить про режиссера, про Юрия Быкова, потому что в минувшую пятницу он написал такое громкое заявление, которых давно не было в сфере кино. не просто о каких-то претензиях, что не так увидели, не так работали, а вообще о выходе из профессии. Вы это восприняли как стеб, как горькую иронию, либо все это всерьез?

Я ни в коем случае не воспринял это как стеб или как иронию. Более того, мы с Юрой разговаривали по телефону уже после этого. Юра оказался не готов к такой волне негатива, к травле, которую ему оказала некоторая часть сообщества, и он оказался просто физически, его это поломало. Потому что вести такого рода полемику со мной или с Бондарчуком было невозможно, потому что мы в этих ситуациях бывали, а его просто затравили, вокруг него пытались создать такую историю — это уже из разговора — что его сериал никому не понравился, он плохо сделан, он ужасный, помимо того, что работа на власть. И, в конечном итоге, это просто такая, я не хочу говорить нервный срыв, я не врач, я не могу ставить никакие диагнозы, но, естественно, в какой-то момент его надломили, потому что били-били-били — и вот.

Лобков: Но, с другой стороны, сериал ведь готов был давно, он ведь довольно долго ждал своего часа, не из печки достали.

Нет-нет, никакой печки не было.

Лобков: И многие даже, кстати, говорили, что ко дню рождения Путина.

Я слышал эту версию.

Лобков: Да. Так, не так?

Нет. Но у нас, конечно, такой цели не было два года назад снять ровно, чтобы день в день.

Лобков: То есть он же знал, что это за фильм, что это за материал, он видел его несколько раз. Он понимал, ну нельзя быть, он же не похож на наивного мальчика, который вдруг увидел, что он голема сотворил, а потом этот голем пошел по городу.

Паш, ты совершенно прав. Дело здесь в другом. Дело в том, что у людей более искушенных в медиа есть определенный набор навыков, помимо профессиональных — это умение, например, превращать чужие победы в поражения. И когда тебе 10 раз скажут: «Паш, эфир был ужасный, просто отвратительный, ты выглядел просто, ну это невозможно, посмотри, слушай, тебе надо завязывать с этим, ну неужели тебе не стыдно?». Мы, близкие люди, я тебе 100 раз буду, но на тебя это уже не работает, ты профессионал, а его это сломало таким образом.

Ясаков: И, между тем, вы, люди более искушенные в медиа, то есть вы и Бондарчук, вы тоже не сразу выступили с каким-либо комментарием, то есть, видимо, для вас это было полной неожиданностью, вы думали что делать, советовались?

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера