«Мне больно!»: Алла Демидова о том, как дело Серебренникова вернуло ее из внутренней эмиграции

7 сентября, 20:53 Юлия Таратута
38 777 0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?   Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

В гостях у Юлии Таратуты актриса Алла Демидова. Говорили о деле Кирилла Серебренникова и о том, как оно заставило театральный цех чувствовать, что на него нападают. «Вор должен сидеть в тюрьме, но Кирилл Серебренников — не вор», — говорит Алла Сергеевна, которая уверена, что этот процесс – урок и заказ. «Мне больно за этого человека. Мне больно, что он сидит под домашнем арестом. Мне больно! Это как обвинить заведомо невинного человека», —добавила она.

Алла Сергеевна, спасибо огромное, что пришли, жаль, что заманила я вас по такому не слишком приятному поводу, но уж вот какой есть. Начну сразу по делу. Мы все знаем дело Кирилла Серебренникова, знаем режиссера, руководителя «Гоголь-Центра», который сейчас находится под домашним арестом, ему совершенно ничего не поменяли, все эти сцены проводов его под аплодисменты мы показывали в эфире телеканала Дождь. Вы стали одним из поручителей по этому делу. Этот список вообще уже разошелся по рукам, все изучили, кто и как. Мне очень интересно, как вы там оказались, кто вам это предложил, или это как-то было по вашей собственной инициативе?

Вы знаете, если бы даже мне и не предложили, я бы все равно была поручителем, потому что это дело несколько абсурдно. Прежде всего, я согласна, вор должен сидеть в тюрьме. Но Кирилл Серебренников не вор, в этом я убеждена абсолютно. Я его очень хорошо знаю. Надо вам сказать, что это я его привела в Москву, очень давно, когда на телевидении был проект «Русская речь», и мне достался Бунин, «Темные аллеи».

Это лет 15 или 17 назад.

Это было намного дальше. И я предложила Кирилла Серебренникова в режиссеры. Я потому что увидела на пленке его студенческий театр. Это было очень необычное восприятие театра и театральной формы. И хорошо, что он человек не театра, он из университета, у него совершенно по-другому устроены мозги. И еще вам хочу сказать: «Гоголь-Центр» — это молодой театр, и без учета этого тоже нельзя вообще проникать в суть этого дела. Я очень хорошо помню раннюю «Таганку», первые 10 лет, во всяком случае, на «Таганке», здесь 5 лет «Гоголь-Центру». Также могут подтвердить и старые актеры «Современника». Когда начинается молодой театр, это семья, абсолютная семья. И как в семье, когда дают пенсию, это тоже государственная дань, но никому не приходит в голову проверять, как эта пенсия расходится. Точно так же в этой семье, в начале театра, когда идет взаимовыручка, когда абсолютно точно знаешь, кто в кого влюблен, кто женился, кто развелся, это собственные дела. Это во-первых.

Во-вторых, театральный процесс, особенно вначале, когда это еще не устоялось, система бухгалтерии, расчета и так далее, это очень такой зыбкий процесс. Театр — это не Стройдормаш и не офис, где хозяин барин. Это живой организм. Например, ранняя «Таганка», «Гамлет», где играл Высоцкий, я — Гертруду. Мне связали ручной работы шерстяную хламиду цвета патины, очень дорогая работа костюма. Но я поняла, что это невыгодно Гертруде, мне нужен белый цвет. И я убедила Любимова, что белый цвет для Гертруды важен, и мне перевязали это платье перед премьерой. Это учитывается, простите меня, потому что в смете были одни костюмы, это перевязывалось перед премьерой.

Или так же в «Гоголь-Центре». Последняя была в этом году премьера Ахматовой «Поэма без героя». Это моноспектакль. И мне тоже сшили платье, и дошли до премьеры, и я тоже поняла, что мне неудобно в этом платье. Я не то что Ахматова, но я в то же время и не Демидова. И мне тоже перед самой премьерой сшили платье. Опять-таки, где это учитывается? Понимаете, театр — такой организм. Это во-первых.

Потом, художественный руководитель — это так далеко от бухгалтерии и вообще от всех денег. Я себе представила, что Любимов думал бы о том, «Таганке» тогда давали денег, не давали — это все другие дела, этим занимаются другие люди. Я очень часто в фейсбуке читаю: почему мы не вышли за бухгалтера, за директора, они так же пострадали.

Вы читали этот текст, что у нас элитистский подход?

Ну я, во-первых, их не знаю, а Кирилла знаю очень хорошо, как себя, и могу абсолютно в этом поручиться. У него, как у художественного руководителя, не было права подписи.

Это очень странный разговор о том, что кто-то не вступается за бухгалтера. Во-первых, людям совершенно естественно осознавать и отождествлять себя с теми, с кем они знакомы, это правда. Во-вторых, совершенно очевидно, что если бухгалтер находится под арестом, то это она заложница Серебренникова, а не наоборот. Мне кажется, этот разговор, позволю себе такую публицистическую ноту в своей программе, не слишком уместный, хотя понимаю, что вы говорите про текст Марии Кувшиновой ровно про деление москвичей на элиту и не элиту, которая сочувствует, соответственно, своим в лице Серебренникова и не своим в лице бухгалтера.

Вы знаете, дело не в элите.

Я пересказываю.

А дело вообще в этом действительно разграничении людей на этом деле. Люди, опять-таки, я сижу в фейсбуке, в интернете и читаю все отзывы, в основном, негативные люди, которые вообще никогда не ходят в театр, они вообще не понимают, что такое театр, им показали фотографию голого человека, и они думают: «Какой ужас!», совершенно не учитывая театральный мировой процесс. Если бы они посмотрели последний спектакль Фабра «Гора Олимп», то я не знаю, что бы с этими людьми делали. Это в театральном процессе.

Другое дело предположим, я не совсем понимаю какие-то спектакли, но я вижу, что это авангард. Авангард никогда не воспринимается толпой. Никогда. Вы не представляете, каких дохлых собак вешали на нашу «Таганку» вначале. И только через 10 лет, где-то к 1974 году, а мы в 1964 году основали, мы доказали, что мы имеем место быть, и потом все гордились «Таганкой».

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик?   Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера