«Издержки цензуры и кастовости». Сравниваем реакцию в России на катастрофу Superjet и в США на аварию «Боинга»

24 434

Вечером 5 мая в аэропорту Шереметьево загорелся самолет Superjet компании «Аэрофлот», пожар в результате жесткой посадки самолета унес 41 человеческую жизнь. Трагедия произошла в 18:30. Люди погибли сразу. Не только не было спецэфиров на федеральных каналах — через два с лишним часа после трагедии, когда все, кому надо, уже все знали, в восьми- и девятичасовых новостях первой новостью вообще шла Венесуэла — переговоры Лаврова с Помпео. Как это объяснить? Богдан Бакалейко сравнивает реакцию на катастрофу Superjet в России и реакцию в Америке на недавнюю аварию «Боинга».

Спустя три дня после трагедии в аэропорту Шереметьево в Кремле почтили память погибших — Путин начал заседание Совета по стратегическому развитию и нацпроектам с минуты молчания. За эти три дня федеральные каналы уже сориентировались, как говорить про авиакатастрофу. Сюжеты на «Первом», НТВ и «России» выходили преимущественно 6 мая, на следующий день после аварии. В этих материалах обсуждали действия пилотов и пассажиров, рассказывали про погибших и ни слова не говорили о хронических проблемах Sukhoi Superjet 100.

После трагедии компания «Аэрофлот» на своем сайте опубликовала только список выживших. Число погибших и их имена тогда не назывались. В компании только выражали соболезнования жертвам. Тоже самое было и на сайте «Сухого». Пытались не говорить о погибших в Следственном Комитете и Минтрансе. Но чиновников буквально вынудили это сделать журналисты, задав им прямой вопрос про погибших — 41 человек.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю