«Мы только на середине пути»: почему все ждали, что Серебренникова выпустят, и что все-таки удалось доказать в суде

Объясняет адвокат Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова
5 апреля, 23:15 Михаил Фишман
8 305

В поддержку Серебренникова на вручении премий в Министерстве культуры высказался Федор Бондарчук. И одновременно с этим, как признак приближающегося финала, на этой неделе дело бухгалтера Нины Масляевой, которая заключила сделку со следствием, и как утверждают адвокаты, оговорила остальных фигурантов, было выделено в отдельное производство и передано в суд. Режиссер Кирилл Серебренников, бывший продюсер «Седьмой студии», Алексей Малобродский, бывший генеральный директор «Седьмой студии» Юрий Итин и бывшая глава департамента Минкультуры Софья Апфельбаум обвиняются в хищении в особо крупном размере. В гостях у Михаила Фишмана адвокат Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова.

Ирина, добрый вечер! Итак, на следующей неделе, восьмого, кажется, апреля, будет рассмотрена апелляция в Мосгорсуде по решению о мере пресечения, которая была оставлена без изменений, соответственно, на этой неделе. Что вы ждете от решения Мосгорсуда?

Второго апреля было заявлено прокурором ходатайство о продлении меры пресечения в виде домашнего ареста трем подсудимым ― Софье Михайловне Апфельбаум, Кириллу Серебренникову и Юрию Константиновичу Итину. Малобродский у нас находится под подпиской о невыезде. Естественно, мы все, защитники, подали жалобы апелляционные, и восьмого числа, в понедельник, в 11 часов Московский городской суд будет наши жалобы рассматривать. Мы все, адвокаты, просили изменить меру пресечения на подписку о невыезде для того, чтобы люди могли нормально работать, трудиться.

В частности, Софья Михайловна периодически нуждается в медицинском каком-то освидетельствовании, у Кирилла Серебренникова, я знаю, в очень плохом состоянии находится отец, которому 85 лет, он лишен возможности часто его навещать и только с какого-то позволения, очень редко, может слетать туда, и то преодолев, в общем-то, большие трудности и ограничения. Многие люди надеялись на то, что 2 апреля или прокуратура сама попросит о том, чтобы мера пресечения была изменена…

Были такие ожидания.

Были такие ожидания почему-то. У меня лично таких ожиданий не было, потому что я работаю очень долго и вижу, как ведут себя суды. Суды боятся вынести предварительное решение, высказать свое какое-то мнение. Изменение меры пресечения, на мой взгляд, истолковывается как какое-то послабление позиций обвинения.

Поэтому я считала, что мы находимся только в середине пути. Нами допрошены три подсудимых, Итин Юрий Константинович занял определенную позицию, показаний еще не давал. Допрошены всего девять свидетелей обвинения, оглашены 110 томов уголовного дела из 274, то есть мы только в середине пути.

Я не согласна с мнением некоторых выступающих, которые говорят, что дело затягивается. Ничего оно не затягивается, суд очень тщательно, можно сказать, даже скрупулезно изучает материалы дела. Не так легко и просто, получив огромное количество материалов, понять суть дела, все изучить, и вот сейчас суд по второму разу задает вопросы подсудимым, уточняя такие вещи, которые, может быть, вначале при допросе были непонятны. Во мне это вызывает чувство глубокого удовлетворения, и я прекрасно понимаю, что суд уже понимает суть дела. И может быть…

Вы хотите сказать, что суд хочет разобраться?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа