«До Серебренникова Путину больше дела нет»: почему возникло «театральное дело» и какой будет развязка

В Москве начался суд по делу «Седьмой студии», его фигуранты Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Аппельбаум и Юрий Итин своей вины не признают. Колонка Михаила Фишмана о том, что же стоит за этим делом, когда оно зародилось и почему власть все-таки добилась своих целей. А также сюжет Анастасии Михайловой о том, как прошли первые заседания.

Колонка Михаила Фишмана

Михаил Фишман: На этой неделе начался суд по делу «Седьмой студии», суд, который можно смело называть процессом над всей российской творческой интеллигенцией. Интеллигенция — как ей и положено — демонстрирует на суде одновременно иронию, силу духа и моральное превосходство. В первый день Кирилл Серебренников пришел на суд в футболке, на которой было написано «Жги», во второй — в футболке, на которой было написано то же самое, только устами классика. Получилась вполне тонкая метафора. Корабль под названием Россия, который в поте лица ведет вперед, сидя на веслах, раб на галерах. «Все утопить», в общем.

Дело «Седьмой студии» возникло на пустом месте, нипочему. Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Аппельбаум и Юрий Итин ни в чем не виноваты. Нина Масляева точно не член преступной группы. Да и наказывают не их, а в их лице — отрасль. Сама концепция отраслевого дела — давайте-ка покараем вот этих или вот тех, художников, допустим, или предпринимателей, или еще кого-нибудь, восходит, разумеется к сталинским показательным процессам — авиационное дело, дело врачей, и так далее. Тень Мейерхольда тоже с самого начала витает над делом «Седьмой студии». Этот суд как сверстан по формуле «сталинизм лайт». Никого не расстреляют, дай бог уже и не посадят, но обвинение составлено в сталинском духе — примерно так же в 30-х годах обвиняли в растратах, например, крестьян, и примерно так же Ходорковского и Лебедева приговорили во второй раз за хищение нефти.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю