Почему ослабление рубля не связано только с ценой на нефть? Объясняет профессор финансов Олег Шибанов

17 марта 2020 Лев Пархоменко
2 860

На прошлой неделе цены на нефть рухнули в результате провала сделки ОПЕК, а вместе с ними и курс рубля. Экономист Олег Шибанов объясняет, что происходит с курсом валюты на фоне коронавируса и сопутствующей нестабильности на рынках.

Фото: Агентство «Москва»

В связи с этим, что касается курса, что сразу приходит в голову после нефти. Мы видели в начале прошлой недели, судя по всему, как Центральный банк даже немного поучаствовал в торгах, поддержал в районе 72 примерно полтора дня, так сказать, чтобы сбить вот эту первую реакцию. Сейчас кажется, судя по тому, что он плюс-минус полтора рубля туда-сюда ходит, видимо, так сказать, снова вернулись к свободной торговле.

Если я правильно понимаю, нет. Потому что у нас же есть бюджетное правило и Фонд национального благосостояния, который, вообще говоря, настроен таким образом: если цена на нефть выше примерно 43 долларов за Urals, я бы сказал, но тут можно очень сильно спорить, но все равно, мне кажется, за Urals, то есть за нашу марку нефти, за российскую.

Которая на 3-4 доллара дешевле, чем Brent, как бы на которую мы смотрим обычно.

Сейчас вот как бы дисконт, похоже, снизился. То тогда мы закупали на наши нефтяные сверхдоходы в Фонд национального благосостояния валюту. Поскольку сейчас цена упала существенно ниже, то теперь Минфин технически продает на рынке валюту из этого Фонда национального благосостояния, и вот этот курс 75, он технически тоже не то чтобы совсем рыночный. Как бы без этих продаж, которые не столь велики на самом деле, но все равно, без них курс был бы, наверное, еще более слабым. И в этом плане сейчас он не совсем абсолютно рыночный, как и всегда при бюджетном правиле.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти


Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде