Офшорный «викиликс»: журналист The Guardian готов опубликовать тысячи русских фамилий

Кофе-брейк
4 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тоня Самсонова
Теги:
Офшоры

Комментарии

Скрыть

Редактор отдела расследований The Guardian Дэвид Лэй рассказал о совместной работе с американскими коллегами, результатом которой стала статья под название «Утечка», содержащая, по его словам, только малую часть добытой ими информации о богатейших людях мира, хранящих деньги в офшорах на Британских Виргинских островах.

Самсонова: Вы получили доступ к тоннам информации о частных лицах, владеющих на Британских Виргинских островах. Как вы получили доступ к этой информации?

Лэй: Мы работали с командой журналистов в Вашингтоне, которые называют себя Международным консорциумом журналистов-расследователей. Это компания людей, которая работает по всему миру. Глава этого фонда в Вашингтоне имеет очень большие ресурсы и работает с источниками. У него есть объём информации в 100 гигабайт. Эта информация содержит миллионы писем и миллионы примеров переписки между различными компаниями и их представительствами, как на Виргинских островах, так и на других офшорах. И нам повезло получить доступ более чем к тысяче имён различных людей, которые владеют секретными счетами в разных банках, в разных офшорах.

Самсонова: Но, как и от кого вы получили эти письма?

Лэй: Источник этой информации конфиденциален. Но я могу сказать, что это внутренние источники, которые находятся внутри самих этих компаний.

Самсонова: Мы можем сравнить эту ситуацию с «Викиликс»  и Джулианом Ассанжем?

Лэй: Это, конечно, интересный вопрос. Наша база данных гораздо-гораздо больше, чем база данных «Викиликс». В «Викиликс» информации меньше, чем на 100 гигов, а у нас гораздо больше, чем 200 гигабайт. Там содержатся ксерокопии паспортов, разные другие формальные данные, разные документы, так что это большая база данных, чем «Викиликс».

Самсонова: А лично вы имеете доступ ко всей базе данных?

Лэй: Да, у меня есть возможность доступа ко всей базе данных.

Самсонова: Можно ли ждать, что вся информация будет опубликована и доступна всем журналистам по всему миру?

Лэй: Да, у нас есть определённый пул журналистов, с которыми мы работаем. Сегодня мы опубликуем часть этих материалов, часть будет опубликована позже. В частности, будут известны имена из Грузии, это страна, которая находится рядом с вами. Но полный список опубликовать будет нельзя, потому что он слишком велик, и все данные мы ни за что не опубликуем. Что я вам могу точно сказать – это то, что там тысячи русских имён.

Самсонова: А я могу попросить вас предоставить мне доступ к этой базе данных? Каким критериям я должна соответствовать, чтобы получить доступ?

Лэй: Вам надо поговорить с представителем ICIJ в Вашингтоне. Именно они предоставляют доступ к этой базе данных.

Самсонова: Но это реально для российского журналиста получить доступ?

Лэй: Я не знаю, я не могу точно сказать. Вам надо поговорить с Вашингтоном.

Самсонова: Вы сказали, что в базе тысяча русских фамилий. Не могли бы вы назвать несколько из них?

Лэй: Я не могу сейчас это сделать. Мы сегодня утром опубликуем одно важное имя. Вы должны понять, что мы не публикуем имена людей, в которых мы не уверены. Мы должны всё проверить, мы должны связаться с человеком и понять, что это именно тот человек.

Самсонова: Хорошо, спрошу по-другому. Вам фамилия Путин в этой базе не попадалось?

Лэй: Нет, никогда Путина не видел там.

Самсонова: Может быть, Медведев?

Лэй: Вы знаете, так у нас ничего не получится. Трудно себе представить, но это очень трудная работа – представить все имена. Это, возможно, не настоящие имена, это, возможно, другие имена или имена их родственников, которые являются владельцами компаний. Так что это действительно кропотливый труд.

Самсонова: Насколько я понимаю, далеко не факт, что вся информация когда-нибудь будет опубликована?

Лэй: Это вопрос для ICIJ в Вашингтоне. Это очень маленькая организация,  у них не очень много ресурсов. Но я уверен, что они постараются опубликовать определённую часть этой информации, но в возможном будущем.

Самсонова: Можно ли ждать специального доклада по России?

Лэй: Я думаю, что будет определённый доклад по России. Хотелось бы подчеркнуть, что ICIJ будет работать с русскими журналистами.

Самсонова: А какие следующие шаги вы уже запланировали? Какие публикации?

Лэй: Я уверен, мы скоро опубликуем больше имён, и ICIJ, которые находятся в Вашингтоне, в течение следующей недели опубликует ещё больше информации.

Самсонова: Эти публикации могут повлиять на международные отношения и внутреннюю политику стран?

Лэй: Да, я надеюсь, что эффект будет большим. Мы думаем, конечно, что это не очень демократично и не очень прозрачно для людей, которые живут во всех этих странах, многие, кстати, являются политиками, и для них неправильно иметь тайные счета в банках.

Самсонова: То есть в отставку могут уйти члены правительства и ключевые политики?

Лэй: Да, это возможно, если у них есть что-то, что они хотят спрятать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.