Мурад Мусаев: вероятно, покушение на Махмудова связано с судом по делу Политковской

Кофе-брейк
15 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В традиционной рубрике КОФЕ-БРЕЙК адвокат Джабраила Махмудова рассказал о том, с чем может быть связано нападение на его подзащитного.
Белоголовцев: Хотелось бы услышать самые свежие новости от вас, комментарии по поводу покушения или нападение, которое сегодня произошло на вашего подзащитного. Какие последние детали известны?

Мусаев: Особо свежих новостей, кроме того, что выяснилось, что он не только ранен в ногу, у него еще разбита голова, ему наложили несколько швов на затылочную часть голову. Причем едва ли это обусловлено падением, вероятно, его еще и ударили, не знаю, до или после выстрела. К сожалению, ему за травмы голову сложно восстановить цепочку событий до конца, поэтому пока имеем то, что имеем.

Белоголовцев: Для тех, кто пропустил утренние выпуски новостей, расскажите, где, как, когда это произошло.

Мусаев: Это случилось вчера вечером, я узнал об этом ближе к полуночи, когда он был в больнице Боткинской. Мне позвонили и сказали, что в него стреляли. Пока, к сожалению, пожалуй, из-за вялой реакции сотрудников полиции мы не знаем, кто стрелял, сколько раз стреляли, из какого оружия. Известно только, что из огнестрельного.

Белоголовцев: Подождите, сколько стреляли, мне кажется, можно понять по количеству ранений.

Мусаев: По количеству ранений можно понять, сколько раз попали, а понять, сколько раз стреляли, можно только по количеству гильз или пуль, если они обнаружены на месте преступления. Вчера на место никто не поехал, сегодня, кажется, впервые это будет сделано. Вчера в больницу далеко за полночь пришел один оперативник, которого внутрь не пустили. Было такое безразличие к случившемуся, несмотря на то, что врачи говорят, что человек чуть не умер.

Белоголовцев: С вашей точки зрения, это безразличие как-то связано с тем, в кого стреляли?

Мусаев: Нет, я думаю, это обычное дело. Когда в потерпевшем не значатся какие-то августейшие персоны, особого рвения, к сожалению, полиция не проявляет. Напротив я думаю, что если бы они знали вчера, о ком идет речь, что это подсудимый из того самого громкого дела, то они были бы более активны.

Белоголовцев: Связываете ли вы нападение с тем, в каком деле участвует ваш подзащитный?

Мусаев: Я не очень люблю гадать. У нас нет оснований утверждать, что эти события связаны. Но с другой стороны, Джабраил Махмудов второй раз уже подсудимый по уголовному делу одному из самых громких, наверное, в текущем столетии, пусть оно только началось, в России. Он был единогласно оправдан еще 4 года назад, теперь снова суд. Конечно, этот процесс – это для него центральное событие в жизни, он всецело занят этим процессом. Да и вчера он был на судебном заседании, мы разошлись из Мосгорсуда только после полудня. Вероятность того, что эти события связаны, велика, но я не могу утверждать.

Белоголовцев: В последнее время не поступали ли какие-то угрозы, намеки?

Мусаев: Нет, прямых угроз не было. И вообще людей, которые вне процесса общались бы с ним на тему уголовного дела в последнее время не было. Единственное, он наблюдал в последнее время за собой дистанционный контроль, то есть кто-то за ним ходил, наверняка его слушали и прочее. Но угрозы насилия…

Белоголовцев: Он не делал попыток узнать, кто за ним ходил?

Мусаев: Это довольно сложно сделать особенно, если ты едешь по дороге и замечаешь время от времени одну и ту же машину, которая следует за тобой в разное время суток. Можно, конечно, попробовать остановиться и подождать, пока догонят, и спросить, но в жизни сложнее, чем в теории.

Белоголовцев: Какие последствия для процесса могут иметь эти события?

Мусаев: Первое последствие было уже сегодня- заседание не состоялось, к нашему сожалению, и едва ли оно состоится в ближайшую неделю, потому что он обездвижен, нога у него парализована вся левая, нейропатия или как это называют врачи. Он вчера даже рвался в суд, ему пришлось напоминать, что уже ночь и судебное заседание только завтра, но, к сожалению, завтра ты не сможешь присутствовать, потому что даже если донесут, дальше было бы сложно что-то соображать в суде. Сегодня врачи сказали, что ориентировочное время пребывания его в больнице – от недели до двух. Мы надеемся, что на это время будет объявлен технический перерыв по такой из ряда вон выходящей причине. Хотя наши оппоненты, прокуроры сегодня вышли с весьма оригинальной, на наш взгляд, идеей, они хотят приостановить производство по делу в отношении Джабраила Махмудова и продолжить в отношении других. То есть разбить дело на два.

Белоголовцев: Почему вас это не устраивает?

Мусаев: Потому что это повлияет на объективность судебного разбирательства. Может быть, с циничной точки зрения защитника Джабраила Махмудова это было бы мне на руку, потому что я далек от мысли, что имея одного Джабраила на скамье подсудимых, наши оппоненты добьются обвинительного вердикта. Но, в общем, для дела об убийстве Анны Политковской, для его настоящего раскрытия и установлении истины, извиняюсь за пафос, это вредно.

Белоголовцев: Чему это помешает? Ведь будут рассмотрены те же доказательства, допрошены те же люди.

Мусаев: Элементарно возможность допроса самого Джабраила Махмудова. Такой возможности, очевидно, не будет. Сам я, как защитник, из этого основного процесса выпаду, поскольку я представляю интересы именно Джабраила. Кроме того, если это дело закончится без нас, и мы перейдем к рассмотрению дела через месяц, через два, через полгода в отношении Джабраила отдельно, то остальных подсудимых нам придется допрашивать в качестве свидетелей. Они меняют статус, меняется объем прав, предоставляемых им законом, и прочее. Нарушается целый ряд принципов уголовного судопроизводства.

Белоголовцев: В этой связи допускаете ли вы связь ме5жду нападением и просьбой об отделении дела?

Мусаев: Это была бы совсем теория заговора. Я не могу себе позволить настолько демонизировать своих оппонентов в суде. Вообще они учат в последнее время ничему не удивляться и ничто не исключать.

Белоголовцев: Сегодня родственники Политковской заявили желание вернуться в процесс, из которого они по собственному желанию выходили. Это как-то изменит процесс?

Мусаев: На мой взгляд, это, конечно, к лучшему. Единственное, с чем я могу поспорить, это то, что они вышли по собственному желанию. Это, к сожалению, не так.

Белоголовцев: То есть?

Мусаев: Дело в том, что был назначен отбор коллегии присяжных заседателей. По объективным причинам потерпевшие и их представители не могли участвовать в этом отборе в конкретный день. Они попросили перенести этот отбор всего лишь на какую-то неделю. Кто-то находился в отпуске, кто-то – в командировке. Нужна была неделя- это не беда в условиях, когда дело расследуется без малого 7 лет. Судья проигнорировал их ходатайство и назначил отбор в день их отсутствия. Участие в отборе коллегии присяжных заседателей – это одно из базовых процессуальных прав каждого из участников процесса, в том числе потерпевших. Они, вероятно, обидевшись на такое небрежение их правами, в определенный момент решили бойкотировать процесс.

Белоголовцев: Формально это решение было их собственным.

Мусаев: Это решение было собственным после того, как судья ограничил их право на участие в самом начале процесса.

Белоголовцев:  Почему, с вашей точки зрения, этот фактор положительный? По моей логике, адвокат подсудимого должен быть рад и доволен отсутствию родственников потерпевшего.

Мусаев: Может быть, защитник и адвокат виновного подсудимого был бы против. Кроме того я должен сказать, что у нас в деле немножко нетипичные потерпевшие. Обычно, что у нас происходит в судах – потерпевшие становятся эдакими марионетками в руках у прокурорах, они не критически за обвинительный приговор, следуя прокурорам. В нашем случае дети Политковской и их представители- мои уважаемые коллеги за то, чтобы узнать правду, поэтому у нас с ними общий интерес. Мы тоже хотим узнать правду в этом преступлении.

Белоголовцев: Как вам кажется, что в дальнейшем будет происходить с процессов, в связи с последними событиями? Банально, когда он сможет возобновиться?

Мусаев: Я очень надеюсь, что он сможет возобновиться через неделю. Мы, вероятно, пропустим следующую неделю заседаний. Если у Мосгорсуда не будет другой программы, по закону, я думаю, мы продолжим через неделю- дней 10.

Белоголовцев: Может ли быть Мосгорсуд заинтересован в выделении дела в отдельное, например, для того, чтобы процесс быстрее закончить?

Мусаев: В принципе, почему возникла проблема на отборе с присяжными, потому что, как говорят, в Мосгорсуде была поставлена задача по согласованию руководства суда с руководством следствия закончить производство дела к определенной дате. Есть подозрение, что к очередной годовщине убийства Политковской. Представьте себе, к седьмой уже годовщине. Они такое могут, иногда им сроки дороже, чем правосудие. Опять же, речь идет всего лишь о неделе, а они получат себе два дела вместо одного. То есть это не будет ни экономией процессуального времени, ни сил и средств налогоплательщиков. То есть напротив, они нагромоздят, если пойдут на разделение.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.