Марк Гальперин: между Болотной и Манежной нашли сговор, чтобы напугать тех, кто хочет выйти 18 июля поддержать Навального

Кофе-брейк
16 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть
Появившуюся в СМИ информацию о том, что участники митинга на Манежной площади 6 мая 2012 года могут стать новыми фигурантами «болотного дела», Павел Лобков обсудил с организатором того самого митинга, гражданским активистом Марком Гальпериным. 
 Лобков: Сегодня появилась достаточно странная информация, ее обнародовала «Независимая газета» со ссылкой на свои источники, что к «Болотному делу» может прибавиться еще и «Манежное». Никто не имеет в виду ту «Манежку», которая была в 2010 году, но многие забыли о том, факте, что параллельно с митингом 6 мая 2012 года на Болотной площади проходил небольшой митинг и на Манежной. И теперь, согласно информации «Независимой газеты», организаторов и участников того маленького митинга будут обвинять в том, что они, в сговоре с организаторами большого митинга, осуществляли отвлечение средств полиции. В сговоре, таким образом, вырастает некая большая сеть, в которой злоумышленники перераспределяли силы и, согласно последним достижениям военной тактики, развивали противоборствующие силы полиции. У меня в гостях Марк Гальперин, гражданский активист, фамилия которого упоминается в связи с этим делом.

Марк, скажите, пожалуйста, насколько эта информация верна, насколько эти митинги совпадали и насколько они отвлекали действие полицейских сил от разгона митинга на Болотной площади?

Гальперин: Действительно, группа активистов организовала этот митинг 6 мая на Манежной площади, была подана заявка, которая имела юридическую силу. Власть считала, что эта заявка отклонена, но, тем не менее, мы до сих пор считаем, что мы правильно все сделали и могли проводить митинг.

Лобков: То есть митинг был неразрешен, но состоялся, если я правильно понимаю...

Гальперин: Митинг был властями запрещен, но он был неправильно запрещен.

Лобков: Но он формально был запрещен?

Гальперин: Это юридический вопрос, поэтому давайте его отложим. Этот митинг формально состоялся.

Лобков: Что на нем происходило? Там было немного людей, большая часть из них сразу же была задержана, как я понимаю?

Гальперин: Да, там было около 150 человек. Люди пришли туда, потому что мы их звали. Позвали мы примерно 30 активистов на Манежную площадь. Я хотел бы возразить той заметке, что мы как будто отвлекали действия полиции.

Лобков: Но это источник независимый в силовых структурах, по крайней мере, на него ссылаются...

Гальперин: Не стояла задача отвлечь полицию на вторую точку. Стояла задача провести там массовый митинг. Мы надеялись, что придет несколько десятков тысяч человек, заявка была подана на 25 тысяч человек. Но основная масса людей пошла на Болотную площадь. Они действительно хотели прийти на Манежную площадь, но поскольку там начался разгон людей, то все забыли о Манежной площади и пошли по домам.

Лобков: «Независимая газета» вспомнила об этой истории, а вспомнил ли об этом кто-то еще? Получали ли вы какие-то сигналы из правоохранительных органов о том, что вас вызывают в Следственный комитет и хотят расспросить по поводу тех событий?

Гальперин: Я был в Следственном комитете, меня сразу вызвали, летом еще, год назад. Я сказал, что хотел провести мероприятие на Манежной площади, оно хоть в тот же день и прошло, но к тому, что было на Болотной, не относилось. Расспрашивали по поводу финансирования. Я сказал, на что мы хотели собирать деньги, но к этому отношения не имело. В общем, я был в Следственном комитете.

Лобков: Как вы считаете, будет ли расширен существующий список обвиняемых по «Болотному делу» за счет вас и ваших коллег?

Гальперин: Мне трудно отвечать за власть, я могу предположить, что власти выгодно нагнетать страх на людей, говорить, мол, вот ты ходишь на всякие митинги, знай, тебя ждет кара, тебя могут схватить, даже через год, и посадить. Например, Гаскарова совсем недавно арестовали. Власти удается нагнетать обстановку, запугивать оппозиционеров. Не зря эта заметка «выстрелила», потому что 18 числа, как вы знаете, на «Манежке» готовится новое событие, люди выйдут несанкционированно.

Лобков: Вы имеете в виду акцию в поддержку Навального?

Гальперин: Ее по-разному можно назвать, назовем ее акцией в поддержку Навального. Народный сход. И, я думаю, что специально эта информация выброшена для того, чтобы отвадить людей от 18 числа, чтобы люди не пошли в 19.00 на Манежную площадь.

Лобков: А после того, как вас один раз вызвали в Следственный комитет, к вам были некие претензии или вопросы, поскольку известно, что практически все, кто проходил по «Болотному делу», на кого были возбуждены административные дела, всех их потом по второму разу вызывали, и уже они проходили по уголовному делу. У вас были какие-то последствия после визита в Следственный комитет или вас оставили в покое?

Гальперин: Ничего не было. Видимо, один раз им нужно было накопить большую пачку материалов, они всех, кого можно было, пригласили.

Лобков: Таким образом, получается, что, если эта гипотеза будет воплощена в жизнь, получится, что у двух разных митингов, проходивших по разную сторону Москвы-реки, был один единый организационный центр, и это уже тянет на нечто большее, чем просто «Болотное дело»...

Гальперин: Я грубо отвечу, мне все равно, что думает власть, что она хочет связать, я делаю дело. Я – в оппозиции, я зову людей на смену власти, если она захочет связать эти два события, пусть делает все, что хочет.

Лобков: В этом списке, который приводит «Независимая газета», еще есть журналист Аркадий Бабченко, активист Надежда Низовкина, Татьяна Стецура, Юлия Казакова, Игорь Мандаринов, по некоторым данным активист Федерации автовладельцев, Вадим Коровин, человек известный своей пассионарностью, который сейчас проходит по уголовному делу в связи с ДТП с участем высокопоставленного чиновника МВД. Эти все люди были в оргкомитете того митинга на Манежной площади?

Гальперин: Часть из них входила, вы перечислили эти имена, были еще, нас было около 30 активистов. Мы собирали людей. Безусловно, выбирают самых лучших, Бабченко – известный журналист, Вадим Коровин – известный ФАРовец. Выдергивают лучших, что делать.

Лобков: Какой смысл публиковать подобные утечки: первая – арест намечен на август, в числе кандидатов – шесть человек, потом их число планируется увеличить до 12. Понятно, что сейчас август еще не наступил, и у людей, которые получили подобную «черную метку», есть возможность заволноваться и, как многие активисты, как тот же Солопов, уехать из страны до того, как все начнется.

Гальперин: Из тех, кого я знаю, никто не уедет.

Лобков: Нет возможности, некуда?

Гальперин: Принципиально никто не уедет. Если ты занялся политикой, если ты борешься с властью, какой смысл уезжать? Тебя схватят – сиди, в тюрьме ты еще более опасен.

Лобков: Вы – в этом списке, вы собираетесь уезжать?

Гальперин: Нет, конечно. 

Лобков: Вы расцениваете это как мягкий призыв к тому, что вы отреагировали опредленным образом?

Гальперин: Я никак не могут отреагировать, я делаю свое дело. Поэтому я еще больше буду бороться, если власть хочет на меня наехать, то она получит в лоб с удвоенной силой.

Лобков: Возвращаясь к событиям на Манежной площади, какова была диспозиция ваша и тех, кто на Болотной устраивали сидячую забастовку перед мостом? Вы как-то кооридинировали свои действия?

Гальперин: Может быть, это негативная информация, но мы специально сделали это мероприятие с тем, чтобы на Болотной никто ничего «не слил». В то время была такая шаткая ситуация, непонятно, состоится на Болотной, не состоится, или еще что-то, мы подали заявки в один и тот же день (за 15 дней подается заявка). На самом деле, мы подали две заявки: на Манежную площадь и на Площадь Революции с тем, чтобы нашу заявку, если одну утвердят, а другую задвинут, чтобы у нас была возможность официально сказать: «Вот, мы сюда заявили, приходите, люди, сюда». Наоборот, какой-то элемент не то чтобы вражды, но в такой оппозиции, что если там что-то нехорошее случится, если кто-то пойдет на поводу у властей, уйдет за пределы города, то будет хорошее место на Манежной площади, где нашу заявку рассмотрят, утвердят, и она будет валидной.

Лобков: То есть вы подстраховывали, таким образом, людей, которые оказались на Болотной, а потом получилось, что все наоборот. На Болотной были очень громкие и насильственные события. А сколько времени вы тогда продержались на Манежной в этом составе – 150 человек? Сколько времени вам удалось митинговать?

Гальперин: В течение часа нас вытеснили, многих задержали, человек 20 – 30 и потом все как-то рассосалось. Я лично был до утра. Потому что я всем своим и в сети, и просто людям говорил, что мы придем и не уйдем. Но, поскольку меня не задержали, я там был до утра.

Лобков: То есть, вы не попали в автозак, вы не попали в УВД?

Гальперин: Да, из 150 человек задержали 20-30, но я остался на свободе.

Лобков: То есть, те люди, которые попали в милицейские списки, поскольку на них были возбуждены административные дела, и они, наверное, были наказаны штрафами или арестом на столько-то суток?

Гальперин: Может быть, штрафы и присудили, но никто их не платит. Факт в том, что была статья 2.2 – это просто «Несанкционированный митинг», 2.3 – это «Сопротивление милиции» – никому не была инкриминирована, поэтому ничего страшного.

Лобков: Тем не менее, те люди уже попали в некие списки. Известно по Болотной площади, что те люди, которые однажды попали в список, обычно находятся в глубокой разработке. То есть, если фамилии есть, зачем искать новые. Им угрожает больше сейчас развитие событий с предполагаемыми арестами, чем вам, или вы все сейчас в одинаковом положении?

Гальперин: Мое мнение такое – могут схватить любого и могут предъявить абсолютно любое обвинение. И человек будет сидеть по нему абсолютно незаконно, столько, сколько будет написано в приговоре. Поэтому власти, я считаю, не особо себя утруждают тем, кого и по какой статье посадить. Все оппозиционеры примерно в одинаковом положении.

Лобков: Технически, если следовать версии, излагаемой источником в МВД, технически, по времени, пик событий на Болотной и пик событий на Манежной - совпадали ли они так, что какие-то силы с Болотной должны были быть преброшены для того, чтобы задерживать людей на Манежной? Действительно ли отвлеклись полицейские силы по факту с Болотной на Манежную?

Гальперин: События на Болотной были чуть раньше, потому что там начали разгонять около полшестого, мы примерно на семь планировали сбор. Поэтому фактически там чуть раньше началось, и полиция могла пребросить потом силы на Манежную.

Лобков: То есть, если понадобятся некие доказательства, то они их смогут найти. Что в тот момент, когда полиция героически защищала Каменный мост и Кремль от демонстрантов, которые атаковали, с точки зрения Следственного комитета, в это время параллельная группа работала в тылу противника и приняла на себя часть удара, и в силу этого полиция должна была отъехать туда. Я вам излагаю то, что изложил бы следователь.

Гальперин: Я бы с моральной точки зрения согласился с этим. Было бы замечательно, если бы так оно и было. Но реально нас там два отделения разогнали. То есть, было человек 30-40 максимум полицейских, которые оттеснили группу из 100 человек с одной стороны улицы и человек 50 – с другой. Нас просто вытеснили и все.

Лобков: Если говорить о вашем самоощущении, ожидаете ли вы развития этого второго параллельного «Манежного дела», или вы все-таки думаете, что тактических целей - а именно отпугнуть людей от предстоящего возможного выхода на Манежную площадь - им вполне достаточно?

Гальперин: Не знаю. Я не вхож в коридоры власти, не могу проникнуть в их умы и воспринимаю события так, как они поступают на меня со стороны власти. Захочет она педалировать этот вопрос - пусть делает все, что хочет.

Лобков: Спасибо, что пришли к нам и высказали свое мнение. Это был Марк Гальперин, гражданский активист, он организовывал митинг 6 мая 2012 года на Манежной площади, и сейчас в СМИ появились утечки о том, что параллельно с уже текущим «Болотным процессом» может быть возбужден новый эпизод этого дела, а именно параллельный митинг на Манежной площади, который, по мнению источников в правоохранительных органах «Независимой газеты», преследовал цель отвлечь полицию от других протестующих, и, как сказал Марк Гальперин, скорее всего, целью этой утечки являлось парализовать волю тех людей, которые в ближайшие дни могут выйти на ту же Манежную площадь с другими целями, а именно в поддержку Алексея Навального. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.