Константин Ривкин, адвокат экс-министра обороны: Сердюков давно задумывался о возвращении на работу и вот решился

Кофе-брейк
15 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Адвокат бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова Константин Ривкин рассказал Юлии Таратуте о том, какую должность получил бывший министр и как сам Сердюков  относится к новому назначению.

Таратута: Константин, давайте, во-первых, с голоса попробуем подтвердить информацию о том, что Анатолий Сердюков, ваш подзащитный, приступил к работе в зоне «Ростехнологий»?

Ривкин: Я могу именно с голоса подтвердить и никак иначе, поскольку пару дней назад Анатолий Эдуардович поставил в известность меня и еще одного его адвоката – Генриха Павловича Падву, о том, что с 1 ноября 2013 года назначен генеральным директором такой организации, которая называется «Федеральный исследовательский испытательный центр машиностроения». Соответственно, сегодня, вы, наверное, знаете, госкорпорация «Ростехнологии», в которую входит вот этот самый испытательный центр, она этот факт подтвердила.

Таратута: Да, она, правда, его подтвердила так, очень отмежевавшись от самого Анатолия Сердюкова. Она сказала, что НИИ он возглавит, а вот дела корпорации буквально лезть не будет. Вот такая была цитата из заявления «Ростеха», и не отвечает за какие-либо решения, касающиеся ее деятельности.

Ривкин: Я бы такую трактовку делать не стал, потому что, если вы представляете себе госкорпорацию «Ростехнологии»  - это большой холдинг, в который входят более 360 организаций, в том числе эта самая, которую возглавил Сердюков. Поэтому то, что они сказали, это вещи банальные, поскольку Сердюков руководит одним из многочисленных предприятий, а все остальное вытекает из того, что вы сейчас процитировали.

Таратута: Скажите, пожалуйста, ваш подзащитный делился с вами соображениями эмоционального толка? Насколько готов он к переходу на работу в «Ростехнологии»? Мы только что рассказывали нашим зрителям о том, что у него довольно тяжелая судьба отношений что с руководителем «Ростехнологий» Сергеем Чемизовым, что с одним из так называемых инициаторов этой специфической передвижки Анатолия Сердюкова с подсудимого в главы научного центра Сергеем Ивановым, одним из крупных кремлевских чиновников, которого называли инициатором этой кадровой перестановки, если можно так выразиться. Делился ли с вами Анатолий Сердюков соображениями: он с радостью идет на работу или это все какая-то ерунда?

Ривкин: Давайте начнем с того, что я могу рассказать о том, что знаю и не буду гадать на кофейной гуще. Что касается «подсудимого», меня, как профессионального адвоката, немножко коробит, когда говорят такие вещи, которые никаким образом не вытекают из закона. А что касается существа вашего вопроса, действительно, некоторое время назад, я не могу небольшой секрет открыть, что в процессе нашего с Генрихом Павловичем общения, с Анатолием Эдуардовичем мы задавали вопрос, делаются ли ему предложения какие-либо, собирается ли он устроиться на службу ту или иную. Он сказал, что он раздумывает над этим вопросом. Сейчас он принял соответствующее решение и стал генеральным директором. В какие-либо подробности я не вдавался. Ваши коллеги уже начинают интересоваться у меня, был ли я в его кабинете. Не был, не знаю.

Таратута: Сегодня просто появились какие-то странные слухи или разночтения прессы и тех людей, которые ее информируют, о том, Сердюков будто бы едва ли не год уже работает внутри структур «Ростехнологий», но скрывался этот факт. Вы можете его опровергнуть?

Ривкин: Я бы сказал так, что Анатолий Эдуардович ничего подобного мне не рассказывал. И я больше чем уверен в том, что это не так. Если он в плане своих перемещений, условно говоря, по городу встречался с кем-то из сотрудников, это не значит, что он там работал. У меня таких фактов, такой информации нет.

Таратута: Теперь по профилю буквально вопрос, как адвокату Анатолия Сердюкова. Скажите, пожалуйста, насколько нынешнее трудоустройство должно повлиять на все дела, которые находились в зоне Министерства обороны и к которым имел какое угодно отношение, хотя бы информационное, Анатолий Сердюков? Как это повлияет на судебные процессы, связанные с Минобороны?

Ривкин: Вы сделали хорошую оговорку. Я не могу ответить на этот вопрос. Как вы сказали, я – профессиональный адвокат. В Уголовно-процессуальном кодексе не предусмотрена возможность влияния трудоустройства на вопросы правосудия.

Таратута: Это был риторический вопрос. Речь идет о том, можно ли считать в некотором смысле сегодняшнее трудоустройство ну, конечно, не сделкой со следствием. Метафорически, некоторой договоренностью между Сердюковым и властью, которая ему предъявляла такую обвинительную судебную неблагосклонность. Вот такой у меня был вопрос.

Ривкин: Хороший вопрос. Отвечаю. Адвокату считать так нельзя, журналисту – можно. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.