Кирсан Илюмжинов рассказал ДОЖДЮ, что тоже строит железную дорогу, но в Монголии и в 10 раз дешевле, чем Москва-Казань

Кофе-брейк
26 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева
Теги:
Монголия

Комментарии

Скрыть
Мария Макеева обсудила с президентом международной Шахматной федерации (ФИДЕ) Кирсаном Илюмжиновым, почему он решил строить в Монголии железную дорогу. 
Макеева: Почему ваш выбор пал на железную дорогу и на Монголию?

Илюмжинов: 24 июня 2010 года парламент Монголии принял программу о развитии железных дорог. Это новая политика в области строительства железных дорог, строительство 5600 километров на три этапа разделяется. И первый, и второй этап предполагается до 2016 года построить 1800 километров. В 2012 году правительство Монголии создало государственную компанию «Монгольские железные дороги», акционерное общество, где 51% владеет правительство Монголии, они туда вложили 400 миллионов долларов. Осенью прошлого года они объявили конкурс, тендер на продажу 49% компании. С прошлого года моя компания «Евразия финанс», мы занимались этим проектом, участвовали в двух этапов тендеров и 20 июня мы выиграли конкурс тендеров. И буквально позавчера министр транспорта Монголии господин Гансух поздравил меня с тем, что мы вошли в акционеры Монгольской железной дороги- 26%.

Макеева: Расскажите подробней о дороге, это будет скоростная, не скоростная, как она будет проходить.

Илюмжинов: Вы знаете, что в последнее время Монголия очень бурно развивается, там практически находится вся таблица Менделеева, самые богатые запасы энергетического угля, медные рудники, железо, золото, серебро. Только по прошлому году рост ВВП составил 18%, они находятся на первом месте в мире по темпам экономического развития, и 39%- это инвестиции в основной капитал. Поэтому обойти в инвестиционном плане такую привлекательную страну, как Монголия, инвесторы не могли. Ко мне не раз обращались мои друзья из западных европейских стран, говорили: «Ты азиат, монгол, тебе ближе Монголия». В этом году мы сделали заявки на участие в нескольких проектах и в одном из первых проектов мы победили, и будем участвовать в этом строительстве. Почему Монголия? Потому что в Калмыкию мы пришли в 16 веке из Монголии, из внутренней Монголии, и мы считаем себя монголами. Нам очень легко работать в этой дружественной братской стране.

Макеева: А вы раньше инвестировали в Монголию?

Илюмжинов: Инвестиции были больше в спорт, мы несколько лет назад провели несколько международных шахматных турниров. Впервые в Азии провели первый женский этап гран-при, это сотни тысяч долларов. В спорт мы заложили камень, собираемся сейчас построить филиал международной академии, это тоже инвестиции. Сейчас смотрим на вложение капитала не только железной дороги, на днях мы будем подписывать протокол о строительстве металлургического комбината небольшого по переработке медной руды.

Макеева: Насколько это прибыльный проект? Насколько он быстро окупается?

Илюмжинов: Почему возникла идея строительства этой дороги у властей Монголии? Потому что основные месторождения у них находятся на юге, на юго-западной части. Самые богатейшие месторождения в мире практически на поверхности находятся, а там нет железных дорог. Поэтому развитие экономики, строительства заводов именно осложняются с тем, что неразвита транспортная инфраструктура. В 2006 году было предложение РЖД и другим компаниям участвовать в строительстве железной дороги и разработке угольного месторождения, это такой лакомый кусок. Там проявил интерес США, Билл Клинтон туда прилетал, резидент Южной Кореи, председатель КНР, потому что это самые практически богатейшие месторождения. Вместо 38% в России получили 36%, были не согласны. Вопрос возник такой- как Монголия будет расплачиваться за строительство этой железной дороги, поэтому вопрос заморозился. Параллельно этому в Монголии объявили тендер о начале строительства новой железной дороги, которая пройдет по югу через все месторождения Монголии. Чем интересен этот проект- окупаемость порядка 10 лет, вложения- 5 миллиардов 200 миллионов долларов, работают представители Deutsche Bank, английских и американских фондов, которые манит правительство Монголии уже в течение многих лет. Бизнес план и технический проект очень привлекателен для всех инвесторов.

Макеева: Ваши 26%, 51%- государственный, а оставшаяся сумма чья?

Илюмжинов: Оставшиеся 20 процента победила китайская компания, которая владеет порто в Желтом море, и 3% монгольская компания, которая начала уже строить первый участок- это 220 километров. И подрядчик у них южно-корейская компания Самсунг, они уже добывают уголь и уже начали строить.

Макеева: Сегодня выборы президентские в Монголии, как я прочитала, действующий президент Цахиагийн Элбэгдорж  сторонник того, чтобы привлекать иностранные инвестиции, но есть и противники на выборах, которые сторонники чуть ли национализации. Как это может отразиться или не отразиться на исход выборов?

Илюмжинов: Все время правила в Монголии Монгольская народная революционная партия, в народе ее называют коммунистическая. 4 года назад они проиграли на выборах демократической партии, которую возглавляет Элбэгдорж, кстати, он учился здесь у нас, закончил Львовское высшее военно-политическое училище, прекрасно говорит по-русски. И демократы, они имеют сейчас большинство в парламенте, председатель правительства их. В предвыборной кампании три кандидата- от демократической партии действующий президент Элбэгдорж, от коммунистов Народная партия и еще третья партия. На данный момент лидирует сейчас Элбэгдорж. Вы совершенно правы, демократическая партия выступает за открытость рынка, за привлечение инвестиций. Действительно за время правления Элбэгдоржа за четыре года в десятки раз увеличилась сумма инвестиций в экономику Монголии. Противники более осторожны, они говорят, что основные месторождения, заводы должны быть не то, что национализированы, но под контролем государства, и не нужно все выставлять на продажу. Мне кажется, что правительство и руководство действующего президента Элбэгдоржа очень мудро поступило. Они не все выставили на продажу, даже по железным дорогам 51% принадлежит правительству, а 49% продают они. Так же по некоторым месторождениям контрольный пакет государству принадлежит, а остальное они выставляют на продажу. Кстати, мы на днях подали заявку на два месторождения, где будем участвовать в приватизации этого тоже на 20-30%.

Макеева: В России не думали чем-то подобным заняться? Это возможно для частного инвестора поучаствовать в России?

Илюмжинов: Я думаю, если в Монголии посчитали, что проект отбивается, мои партнеры по этому проекту, одно из условий, что можно продать акции государству, но они предлагают дальше участвовать в управлении. В Росси тоже привлекательно, у нас есть тоже месторождения. Кстати, на границе с Монголией находится Республика Тува, там очень хорошие угольные месторождения. Там тоже есть проблема, как вывозить этот коксующийся уголь. Там нужно строить железную дорогу. Мы посмотрели по карте, и когда на прошлой неделе встречался с министром транспорта Монголии и с руководством железных дорог, очень хорошие варианты мы будем здесь предлагать, РЖД построить железную дорогу в сторону Монголии и дальше на Китай. Он и по себестоимости будет дешевле и экономически тоже привлекателен и с точки зрения возврата инвестиции.

Макеева: Вы уже вели какие-то предварительные переговоры с РЖД?

Илюмжинов: Уже проект составили, программа уже есть, деньги заплачены. На днях мы уже передали наши предложения. Будем разговаривать. После выборов приедет руководство Монгольских железных дорог, и вместе будем проводить переговоры.

Макеева: Как инвестор, как вы оцениваете планирующие затраты на железнодорожное строительство в России, высокоскоростная магистраль Москва-Казань?

Илюмжинов: Россия находится в 12-часовых поясах и без строительства железной дороги, без строительства…

Макеева: Это понятно.

Илюмжинов: Чтобы мы не делали, все равно железные дороги нужно строить. Вспомним развитие США, Германии, любых других экономик, без строительства автомобильных и других дорог ни одна страна не поднималась в полный рост. Единственный шанс заговорить о себе, как о развитой рыночной стране, можно только после строительства дорог. Если мы не свяжем всю нашу Родину автомобильными и железными дорогами, о каком-то экономическом росте говорить очень затруднительно. Поэтому нам нужно строить железные ветки.

Макеева: Вы не ответили на мой вопрос, вопрос в цене вопроса. Вот эта цена Москва-Казань, или там немножко другое расстояние?

Илюмжинов: Есть экономисты, которые считали, все равно эту дорогу нужно строить, это свяжет два крупнейших региона. Любая страна должна тратить дорого или не дорого, но для жителей страны, для граждан, для экономики такая дорога нужна. Японцам тоже, как тяжело не было после Второй Мировой войны, когда американцы сбросили две атомные бомбы, тем не менее, находясь в разрухе, правящая партия приняла решение строить железные дороги. Они сейчас прекрасно работают, и уже никто не вспоминает, что в те времена это было слишком дорого.

Макеева: если вспоминать всю ситуацию в Японии, то тогда как раз США после войны очень сильно экономически помогли.

Илюмжинов: У нас тоже на какие-то проекты, на стадион «Зенит» что ли около одного миллиарда долларов потрачено. Тратят же деньги.

Макеева: Может, вы бы дешевле построили. Или у нас не проводятся  тендеры на такого рода проекты?

Илюмжинов: Честно говоря, не знаю. Мы никогда не участвовали. В Монголии и в двух других странах мы сейчас участвуем, подаем заявки.

Макеева: Ваша поездка в Монголию проходила на фоне таких драматических событий на Малом Каретном переулке, дом 12, что в банке шли обыски, при этом все руководство банка отсутствовало, что все это связано с расследованием дела о хищении пакета акций банка у продюсера Игоря Десятникова. Что это за история?

Илюмжинов: Я не знаю Игоря Десятникова. Я тогда находился на приеме у министра транспорта, мне позвонили,  спросил, есть ли вопросы к новым владельцам. Мне сказали, что вопросов нет, это проблема 2005 года. У меня есть юристы, это не одна компания, которую мы покупаем. Это десятки компаний, это не первый банк, мы в последнее время два банка приобрели. Юристы посмотрели, те акции, которые мы приобрели, они ничем не обременены. В нашей части мы юридически правильно поступили. Как дальше будет развиваться конфликт, это решит суд, мы посмотрим. Буквально несколько дней назад мы приняли решение, раньше он по-другому назывался «Узкий финансовый альянс», мои коллеги приняли решение переименовать его в ФИДЕ банк, то есть шахматный банк такой создали. И открыли, кстати, счета и оплатили оттуда в Китай на проведение Международного шахматного гран-при как раз из этого банка, ну не из этого банка, а счета компании, которые там сейчас обслуживаются.

Макеева: Президент Монголии наверняка играет в шахматы.

Илюмжинов: Очень хорошо. Когда он учился здесь в военном училище, он научился играть в шахматы. Возможно, он станет президентом Национальной шахматной федерации. В следующем году мы проводим международный гран-при и Чемпионат мира среди школьников. А в 2018 году Монголия хочет выдвинуть свою кандидатуру на проведение Всемирной шахматной олимпиады.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.