Дело биолога Зелениной. Ее муж о роли ФСКН, общественности и судьи

Кофе-брейк
24 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Муж эксперта пензенского НИИ сельского хозяйства Ольги Зелениной, арестованной по делу о наркотиках, после заседания Мосгорсуда пришел в студию ДОЖДЯ. Игорь Зеленин считает, что это дело взволновало общественность, так как еще ни разу в СИЗО не сажали за экспертную оценку. Мосгорсуд сегодня отменил решение московского Зюзинского суда, но Зеленина осталась под стражей до нового рассмотрения дела.
 

Белоголовцев: Тема разговора у нас сегодня максимально серьезная. У нас в гостях Игорь Зеленин, муж Ольги Зелениной, которая обвиняется в пособничестве контрабанде наркотиков. Игорь Николаевич, здравствуйте.

Зеленин: Здравствуйте.

Белоголовцев: Спасибо, что нашли время к нам прийти. Наверное, можно все-таки сегодня так сдержанно и скромно вас поздравить с тем, что Мосгорсуд сегодня принял жалобу и отправил дело в Зюзинский суд на пересмотр по мере пресечения. Скажите, пожалуйста, как чувствует себя Ольга? Удалось ли вам сегодня пообщаться?

Зеленин: Во-первых, мне не удалось с ней пообщаться в связи с тем, что, во-первых, ее не привезли в зал суда. Это с одной стороны. С другой стороны, в этот зал суда не удалось попасть и мне.

Белоголовцев: Вам не удалось попасть в зал суда?

Зеленин: Да, не удалось попасть.

Белоголовцев: Как это вообще возможно?

Зеленин: Это, оказывается, возможно, несмотря на то, что народу пришло очень много, были родственники, были друзья, были много журналистов…

Белоголовцев: А с какой аргументацией?

Зеленин: Знаете, в зале мест для посетителей, было порядка 10 или 12 человек. Кто стоял у двери, - это был адвокат и представители прессы - они зашли и дверь закрыли. Сказали, «зал не предусматривает присутствие больше».

Белоголовцев: Такие аргументы, вроде того, что вы муж обвиняемой...

Зеленин: Да, и такие аргументы, что я - муж обвиняемой. Мне сказал пристав: «Я же не могу выставить кого-то из адвокатов или кого-то из прессы». Остальных просто не пустили. Я считаю, что это было сделано, ну не знаю, может быть, это было тоже специально. В принципе, я думаю, адвокат знал, что придут журналисты, будет много народу на слушании. Но зал был выбран именно такой...

Белоголовцев: Я понимаю вас. Скажите, пожалуйста, вот не всем до конца понятна логика обвинения, которая предъявлена вашей жене. Правильно ли я понимаю, что обвинение строится на том, что ее отрицательное заключение, а она сказала, что, с ее точки зрения, в партии пищевого мака не содержалось наркотических веществ, что вот это заключение рассматривается обвинением как пособничество в контрабанде наркотических веществ?

Зеленин: Вы понимаете абсолютно правильно, что именно на дачу вот этого заключения основывается логика следствия. Следователь усмотрел в ее заключении, специалиста сельского хозяйства, пособничество предпринимателю, который в 2010-м году завез партию мака на брянскую таможню. Она отвечала в 2011-м году на запрос этого предпринимателя Шилова относительно правомочности заключения экспертов ФСКН. И в 12-м году на основании этого ее обвиняют в даже заведомо ложного заключения, во вступлении в сговор с предпринимателем и, в конечном итоге, в контрабанде наркотиков в особо крупных размерах. Ни много и ни мало.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что вот, учитывая, что сегодня приходили, насколько я знаю, к зданию суда коллеги Ольги и в целом экспертное сообщество настроено в ее защиту. Статья в журнале «Nature» недавно вышла. Я правильно понимаю, что огромное количество специалистов в сельском хозяйстве готовы подтвердить, что экспертиза, которую дала Ольга, не была, по крайней мере, заведомо ложной?

Зеленин: Во-первых, среди присутствующих были не только специалисты сельского хозяйства, это были представители и независимых различных экспертиз, плюс это были люди от науки, не от сельскохозяйственной науки. Вообще, весь вот этот вот процесс, он привлекает внимание тем, что человека за то, что он дал заключение специалиста, умудрились, мало того, что обвинить, еще посадить в изолятор. Именно этот факт возбудил такое внимание, в том числе и людей, которые не связаны с сельским хозяйством, и не связаны, скажем, с пищевым маком.

Белоголовцев: Скажите, пожалуйста, для меня пока не очень понятный момент в этой истории следующий: насколько я понимаю, ваша жена довольно часто, ну то есть, это не первая экспертиза в ее жизни и я полагаю, что она не первый раз дала отрицательную экспертизу. У вас есть предположение, почему именно в связи с этим делом вдруг поднялся такой шум?

Зеленин: Во-первых, она действительно, работая в институте, который единственный в России занимается селекцией безнаркотичных сортов мака, и в силу того, что она завлаборатории аналитической, она производила экспертизы в рамках научно-исследовательских работ. Именно поэтому к ней обращались, в том числе и сотрудники ФСКН, с просьбой либо прокомментировать, либо дать заключение, либо выступить, в том числе и в качестве свидетеля по ряду там уголовных дел, связанных с оборотом наркотиков. И в том, что к ней обращались за этими заключениями, не было ничего из ряда вон выходящего, или чего-то…

Белоголовцев: Но она же раньше до этого дела давала отрицательные заключения?

Зеленин: Да. По ряду дел были заключения, которые не совпадали с мнением сотрудников из одной экспертиз ФСКН, в частности, по ряду дел были. Давались указания на то, чтобы, скажем, заключение не правомочно в связи с тем, что не по той методике определяется, или расчеты были произведены неправильно. Таких заключений было несколько.

Белоголовцев: У вас есть предположение, почему именно эта экспертиза стала камнем преткновения?

Зеленин: Дело в том, что вот эти маковые дела посыпались с неимоверной скоростью с разных точек России. Я знаю, что по аналогичному делу она готовила заключение, что я считаю, что именно тот факт, что ее мнение не совпадало с мнением экспертов ФСКН, и либо тормозило проведение их дел через суд, либо требовала пересмотра существующего положения, и явилось причиной ее изоляции. С моей точки зрения, гораздо было проще любому суду сказать, что это заключение специалиста сельского хозяйства, а не криминалиста, с учетом того, что она сама не анализировала эти образцы, она их в глаза образцы не видела и не трогала. Любой суд мог сказать, что мы отклоняем…

Белоголовцев: Скажите, пожалуйста, просто здесь я не очень понимаю тогда процедуру. А как она могла вынести это заключение, если она не видела партию этого мака и делала экспертизу по запросу бизнесмена?

Зеленин: Эксперт ФСКН представил ряд заключений. Ей дали заключения этого эксперта и попросили прокомментировать правомерность выводов, которые он делает из данных, которые он получил. Скажем, есть какие-то следовые содержания наркотических веществ, эксперт дает заключение о том, что это такие-то составляющие - морфин, кодеин, тебаин - и на основании этого делает выводы, что в партии содержится. Она отвечала…

Белоголовцев: Смотрите, еще один вопрос. Насколько я понимаю, там не первый раз и не первый год в страну ввозится партия пищевого мака. Это не первое дело по подобному образу. Почему именно сейчас? Есть ли какие-то, не знаю, люди, которые могут быть лично заинтересованы вот именно в этом конкретном деле? Потому что, насколько я понимаю, мак для пищевой промышленности ввозят в Россию регулярно. Почему тут вдруг вот так все сошлось?

Зеленин: Я могу только предполагать, если именно на этом деле основываться, Ольгу Николаевну обвинили в сговоре с предпринимателем Шиловым. Шилов, как я уже сказал, свою партию мака в 42 тонны завез в 2010-м году и эта партия, несмотря на то, что она содержала там сертификат международного таможенного комитета, здесь на таможне была задержана и возбудили уголовное дело. Но в связи с тем, что там содержание сорных примесей было незначительное, дело закрыли. Предприниматель обращается с просьбой вернуть ему его мак, либо провести реэкспорт. Этого не делается, возбуждается новое дело. По новому делу уже проводится экспертиза на содержание этих наркотических веществ. Следовые количества были зафиксированы экспертом, уголовное дело вновь закрывают. И так происходит каждый раз до тех пор, пока предприниматель не просит вернуть его мак.

Белоголовцев: Так, а сейчас ведется ли дело против бизнесмена Шилова? И общались ли вы с ним после этого? Где он сейчас?

Зеленин: Я не могу с ним общаться. Проблема в том, что после того, как Ольга Николаевна дала это заключение, предприниматель обратился к общественности. Организовали встречу «круглого стола», за которым она и познакомилась с Шиловым - это в 12-м году в Москве происходило, - с участием адвокатов, специалистов по пищевому маку, так и представителей ФСКН. И он, Шилов, обращается с тем, что, ребята, обратите внимание на ситуацию в стране, что я, имея чистую продукцию и сертификат на руках, не могу получить…

Белоголовцев: Против бизнесмена Шилова сейчас ведется уголовное дело?

Зеленин: Против бизнесмена Шилова после этого было заведено уголовное дело уже московским городским ФСКН. И Шилов арестован 12 или 13 августа.

Белоголовцев: То есть, Шилов сейчас тоже находится под стражей?

Зеленин: Дело в том, что он находится, я говорю, с 12 числа, Ольгу Николаевну задержали 15 числа. И она изначально была по делу Шилова как свидетель или эксперт.

Белоголовцев: Эксперт, да.

Зеленин: Вот сейчас следователи связали это в единую цепочку…

Белоголовцев: Переквалифицировав обвинение.

Зеленин: Да.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.