«Я почти ничего не заработал, кроме доброго имени»: Экс-продюсер «Седьмой студии» о встрече с тюремным миром, допросах и надежде на коллег

22 июня, 19:24 Когершын Сагиева
18 248 3

Пресненский суд Москвы арестовал экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского. Он был задержан вечером 19 июня по делу о хищениях в театральной организации «Седьмая студия» Кирилла Серебренникова. Малобродскому предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Правозащитники Когершын Сагиева (журналист Дождя, член ОНК) и Евгений Еникеев навестили его в спецприемнике на Петровке, 38.

Алексея Малобродского мы застали за уборкой камеры. В «новый номер», как он выразился, его перевели пару часов назад — тусклый свет, решетка на окне, зеленые стены. «Я не виновен, независимо от того, как будет развиваться дело, для меня важно, чтобы все знали, я ничего не воровал», — говорит Малобродский.

Сосед Алексея по камере — пожилой мужчина по имени Владимир. У него, в отличие от театрального деятеля, который не знал, что с собой взять в изолятор, есть комплект постельного белья. «Я же не первоход», — улыбается Владимир серебряным рядом зубов. Он обвиняется в вымогательстве.

Владимир никогда не слышал о проекте «Платформа» и не бывал в «Гоголь-центре», но осведомлен, что существует некий режиссер Кирилл Серебренников. И почему-то Владимир уверен, что тот гомосексуал — об этом он прочитал в газетах, название которых не помнит. По мнению Владимира, факт общения Серебренникова и Малобродского негативно скажется на дальнейшем пребывании Алексея в СИЗО.

«Он же из этой сферы. Ничего не утаишь, за меня вот пробивают, за него будут пробивать...», — пугает Владимир.

Рассказы о «понятиях» и многозначительные паузы соседа беспокоят Малобродского. То, что они оказались в одной камере, — нарушение закона. В СИЗО ранее судимые не должны сидеть с теми, кто оказался в тюрьме впервые.

(Чуть позже мы попросили рассадить Алексея и Владимира, но сотрудники Петровки отказались со словами «У него никакой судимости нет, он это зачем-то придумал». К слову, специальные соседи (так называемые тюремные наседки) — распространенная практика следователей и оперативников, которая используется чтобы поскорее «разговорить» обвиняемого).

На вопрос, не давят ли на него, Малобродский ответил, что нет. «Первый допрос 19 июня (в понедельник) был в тональности „ну, рассказывайте, как воровали“, а потом, уже 20-го, почему-то изменилось отношение. Сначала, казалось, им нужно только признание». По словам Малобродского, в разговоре со следователем он согласился «работать вместе», но на вопрос «Вы же понимаете, что надо давать „правильные показания“?» уточнил «Вы хотели сказать „правдивые“?»

«Я был очень щепетилен к формулировкам, и внимательно следил за тем, что вносят в протокол. Почти сразу рядом со мной оказался адвокат, которого я нанял. Думаю, это повлияло. Сейчас есть ощущение, что хотят разобраться», — добавил он.

Накануне прокурор сказал, что обвиняемые в мошенничестве сотрудники «Седьмой студии» якобы не поставили спектакль «Сон в летнюю ночь». Адвокат Малобродского сказала, что доказательствами постановки могут быть многочисленные рецензии на работу, которые вышли в СМИ. Прокурор ответил, что в статьях можно написать «все, что угодно», и точно верить этому нельзя. После слов прокурора приставы вывели из зала двоих человек, которые рассмеялись.

Премьера спектакля состоялась в 2012 году на площадке «Винзавода». Описание работы и ссылки на рецензии опубликованы на сайте «Гоголь-центра». В апреле 2017 года «Гоголь-центр» сообщил, что спектакль возвращается — в июле состоятся несколько показов. 

Вот, как комментирует это Малобродский: «Спектакль „Сон в летнюю ночь“ видели тысячи зрителей, декорации можно увидеть до сих пор. И в тот период, когда создавался спектакль, были сданы все отчеты по расходованию бюджетных денег. А после были проверки того же Министерства культуры, и все они были завершены. В суде я уже говорил, что вообще не имел дела с финансами, я заключал договоры на заказ декораций и костюмов, но платежи не проводил».

Алексею Малобродскому могли назначить домашний арест, но из-за того, что у него есть израильское гражданство решили отправить в тюрьму, хотя второй паспорт он хотел отдать следователям, чтобы они были спокойны: «До этого моих бывших коллег арестовали, но я ведь не сбежал никуда, это я говорил и в суде, но не был услышан».

Перед уходом мы пообещали следить, чтобы у него не было больше пересечений с криминальным миром. А Малобродский признается, что для него очень важна поддержка коллег: «Вы не представляете, насколько. За всю жизнь — мне 59 лет — я почти ничего не заработал, кроме моего доброго имени».

Ранее письмо в поддержку Малобродского выпустила Ассоциация театральных критиков, в котором говорилось о готовности поручиться за него. Суд приобщил его к материалам дела.

«Я опасаюсь, что теперь где-то в общем сознании останется след: „а, тот самый Малобродский, который деньги воровал“. Хочу еще раз сказать, что невиновен», — говорит он.

Фото: «Коммерсант»

Купите подписку
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера