Двоевластие в Беларуси. Глеб Павловский — о противостоянии Координационного совета и официальной власти

19 августа, 21:04 Павел Лобков
6 309
Поддержать ДО ДЬ

18 августа Координационный совет белорусской оппозиции, который был создан по инициативе экс-кандидатки в президенты Беларуси Светланы Тихановской, провел первое заседание. Совет избрал президиум и принял резолюцию. Была озвучена главная цель работы этой структуры: проведение новых президентских выборов и мирный трансфер власти. Александр Лукашенко назвал Совет «черной сотней», а его деятельность — попыткой захвата власти. О двоевластии в Беларуси мы поговорили с политологом Глебом Павловским. 

Глеб, здравствуйте. Вот если хотите, чтобы что-то развалилось, назовите это координационным советом, потому что для нас, русских, ни с чем хорошим это не связано, потому что там всё погрязло в выяснении отношений. Я напомню, что Координационный совет оппозиции в России был в начале 2012 года, ничем это хорошим не кончилось. В Беларуси может это кончиться чем-то продуктивным?

Дело не в названии, дело в явной протяжке. Пока что в этой белорусской ситуации двоевластия начинает выигрывать Лукашенко, не потому, что он становится сильнее, а потому, что оппозиция не предлагает в общем никакого нового действия, прорыва. Она требует от власти уйти, власть не уходит. Мы с вами понимаем, что можно еще десять раз потребовать, чтобы власть ушла, она все равно не уйдет. Что дальше? Возникает тупик, возникает ощущение пробуксовки, и постепенно люди будут выходить всё в меньшем числе и так далее, эйфория уходит. Хождение по улице прекрасно после жесткого тоталитаризма, после избиения гуляющих людей дубинками, но этот вид оргазма, он конечен, в какой-то момент ты не понимаешь, зачем тебе ходить по улицам и чего ты этим добиваешься.

А способен ли Координационный совет сформулировать какие-то основные принципы? Ну, например, история знает несколько блестящих примеров перехода власти, например, в Польше «Круглый стол» с оппозицией, с «Солидарностью». Кстати говоря, министр внутренних дел Польши, который вводил военное положение, вводил танки на улицах, он был одним из организаторов этого «Круглого стола». «Круглый стол» в Тунисе после «арабской весны» тоже, удостоены Нобелевской премии его участники, потому что страну вывели из кризиса. Ликвидация апартеида в ЮАР тоже, президент Бота и президент Мандела, будущий президент Мандела, прошу прощения, не Бота, де Клерк, при участии, кстати, церкви. И в Польше при участии церкви. То есть были хорошие позитивные моменты. Может ли такая модель сработать сейчас в Беларуси?

Все это описание моделей, в каждом из названных вами случаев, были с той стороны, со стороны власти те, кто хотел, не просто хотел, остро нуждался в успехе «Круглого стола». Здесь этого нет, этого условия просто нет. Не как у Боты, когда он организовывал «Круглый стол», была, между прочим, в запасе ядерная бомба, о которой никто не знал, узнали потом, когда он рассказал, как он ее разобрал. В принципе, если бы она была у господина Лукашенко, он бы ее просто сбросил, я думаю, на Минск. Здесь другая ситуация, двоевластие очень ненадежное, постепенно как бы распыляется эта народная волна счастья, радости и свободы, и консолидируется сторона Лукашенко. Мы не видим ни одной группы силовиков, которая бы от него перешла к народу, ни одной. Общенациональной забастовки мы тоже пока не видим. Даже телевидение несчастное, которое вообще является слабым звеном обычно и должно было бы сдаться, нет, оно тоже не сдается. Вот что происходит, и пока Координационный совет управляет только частью оппозиционных сил. Управляет он стачкомами белорусскими? Насколько я понимаю, нет. Кем он управляет, кому он может отдать приказ? «Солидарность» могла отдать приказ любому члену «Солидарности», а здесь этого нет, поэтому это очень опасный момент еще.

То есть может сложиться ситуация, когда, грубо говоря, вот эти люди, Координационный совет, даже включая бывшего министра Павла Латушко, хотя он, при всем уважении, он все-таки бывший министр культуры, а не министр обороны или министр госбезопасности, скажем так, в отличие от Кищака, польского министра внутренних дел, который организовывал «Круглый стол» в Варшаве. Вот, допустим, они будут выдвигать неких парламентеров для переговоров с правительством. Правильно я понимаю, что сейчас позиция Лукашенко — ни на какие переговоры не идти ни с кем, даже с Ангелой Меркель, которая пыталась до него два раза дозвониться.

Да, он специально отодвигает линию, черту как можно дальше, придумывает какую-то угрозу национальной территории со стороны Польши и Литвы, чтобы не допустить качания в своем кругу. Он совершенно не даст никому перейти, даже не перейти, подвинуться чуть-чуть в ту сторону, если он сам не разрешит. Это вот его принципиальная позиция, он чувствует… Вы знаете, я бы сравнил, это может быть странное сравнение, когда под Москвой в 1941 году разбили немецкие войска, они покатились назад в общем с нарастающей неуправляемостью. И все фельдмаршалы просили у Гитлера отдать приказ к отступлению, а Гитлер сказал: «Нет. Если я дам приказ к отступлению, вы не остановитесь до Одера». И он в данном случае оказался прав. Лукашенко не дает приказа к отступлению и не отступит сам, вот проблема.

Спасибо большое.

Фото в коллаже: Наталия Федосенко / ТАСС

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю