«Множить число врагов, а потом говорить, что мы в изоляции». Зачем МИД России вспомнил про пакт Молотова-Риббентропа

Колонка Татьяны Малкиной и разговор с историком Никитой Петровым

Российский МИД 22 сентября дал положительную характеристику пакту Молотова-Риббентропа, завершив, таким образом, первый тридцатилетний цикл новейшей истории России. Германия и СССР заключили договор о ненападении 23 августа 1939 года. 1 сентября того же года Германия напала на Польшу. Так началась Вторая мировая война. 17 сентября на территорию Польши вошли советские войска, закрепив фактический раздел страны. Это произошло в рамках так называемых секретных протоколов к пакту Молотова-Риббентропа, существование которых долго отказывался признавать Советский Союз. Никита Петров, историк, сотрудник общества «Мемориал», обсудил заявление МИДа с ведущими Дождя.

*По решению Минюста России Международная общественная организация "Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал" включен в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

 

Добрый вечер, спасибо, что пришли. Почему все-таки важно нам обсудить эту тему и не замалчивать факт об этом заявлении МИДа? И почему Россия все-таки не готова признавать свои ошибки, и главное, даже ошибки прошлого?

Стала не готова. Как вы понимаете, постановление Съезда народных депутатов никто не отменял. Вот заявление МИДа позавчерашнее, оно действительно удивляет, потому что, во-первых, через месяц после того, как отшумели все дискуссии, и казалось бы, информационных поводов уже нет. И оно составлено в таком духе, что опять-таки удивляет, это четкая и сознательная линия на конфронтацию. МИД действительно выбрал какую-то странную линию поведения — эпатировать все сопредельные с нами страны. Ведь в данном случае о чем идет речь? Заявление о том, что отодвинули границу, все эти аргументы уже давно разбиты историками, потому что всем понятно, что Гитлер в 1939 году планов нападать на Советский Союз не имел. И само заключение Пакта конечно же не предосудительно, потому что это всего лишь договор о ненападении, а вот секретные протоколы, это и есть, собственно говоря, то, что осудил Съезд народных депутатов и то, что является подлостью по отношению к соседним государствам, с которыми у нас были договора, мы гарантировали их неприкосновенность. Заметьте, Сталин в 1941 году, когда выступал 3 июля, говорил явную ложь, «если он не задевает интересы». Задевает, потому что именно в этом секретном протоколе были распределены так называемые сферы интересов, и эти сферы интересов уже означали будущую оккупацию и стран Балтии, и части Польши. И в данном случае, когда Гитлер 1 сентября начинал войну, он прекрасно знал, что другая часть Польши отойдет Советскому Союзу, есть такие договоренности. Но что меня больше всего удивляет, и что больше всего возмущает наших соседей в позавчерашнем заявлении МИДа, это то, что «население этих территорий подверглось нацистскому террору на два года позже». Население подверглось нацистскому террору на два года позже! Но ведь здесь же умалчивается о том, что это население подверглось советскому террору, причем сразу же.

Об это вообще никто не вспоминает.

На самом деле существует богатый кинематографический, литературный и исторический материал.

Не то слово. Здесь и Катынское дело, здесь и масса польских военнопленных, здесь и тотальное выселение так называемого, в кавычках, «враждебного элемента» с территорий, отошедших от Польши Советскому Союзу, это несколько сотен тысяч человек. И эти репрессии продолжались вплоть до 1941 года, последние выселения на этих территориях прошли весной 1941 года. Страны Балтии, которые были в 1940 году оккупированы и советизированы, там репрессии тоже начались сразу, и расстрелы, и выселения 1941 года. Возникает вопрос — МИД знает эту историю? Я думаю, знает. Что там, плохо учили…

Или не хочет знать.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти


Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде