Татьяна Малкина

Биография

Татьяна Малкина закончила журфак МГУ в 89-ом. Через два года на пресс-конференции ГКЧП она задала тот самый вопрос: «Понимаете ли вы, что сегодня ночью вы совершили государственный переворот?». В тот же вечер ее уже знала вся страна. Дальше были газеты и журналы, телевидение, президентский пул Бориса Ельцина и Владимира Путина и резонансный конфликт с московской мэрией. В ее журналистской карьере было все — не было только вечерних новостей. Дождь с гордостью представляет: одна из самых уважаемых журналисток страны теперь будет вести вечерние новости. Ее темы: политика, общественные отношения и общие ценности. Опыт жизни в нескольких странах позволяет ей смотреть на события хладнокровно, но не отстраненно. А неистребимая жажда каждый день узнавать что-то новое в своей профессии — гарантирует вам интересные интересные и по-настоящему авторские новости.

«Надежда есть, шансов — нет». Дело Егора Жукова: что дальше? Обсуждают Илья Новиков, Евгений Овчаров и Александр Соловьев
Что будет с новыми фигурантами «московского дела», упавшим «Яндексом», и осужденной в России израильтянкой.
«У каждого свои отношения со смертью»: Алиса Хазанова и Максим Диденко о новом спектакле про трагическую судьбу советской актрисы
«Если политика потеснила спорт и моду, хороший журнал должен откликаться». Обсуждаем «протестный» номер журнала Elle
Пикеты ко дню рождения Путина, глянец против цензуры, москвичка судится с Большим братом
Жестче, моложе, бывший чекист. Каким власть хочет видеть нового руководителя ФСИН
«Документ нам даже не отправили». Как СК уходит от проверки полицейских, оставивших двухлетнюю дочь Азара одну в квартире
Анна Политковская: 13 лет спустя
Путинская хронология: движение «Время» запустило проект о десяти последних годах России
Смешная и оптимистическая история о страшной травме. Первая продюсерская работа Малобродского после ареста. Обсуждаем спектакль «За белым кроликом» в центре Мейерхольда
МИД переписывает историю, украинский фактор Трампа, и новая облава на чеченских ведьм.
«Множить число врагов, а потом говорить, что мы в изоляции». Зачем МИД России вспомнил про пакт Молотова-Риббентропа. Колонка Татьяны Малкиной и разговор с историком Никитой Петровым