Дело «Нового величия». Как 18-летняя девушка оказалась в СИЗО за разговоры о политике

54 492

26 июля Мосгорсуд оставил под арестом 18-летнюю фигурантку дела «Нового величия» Анну Павликову. Девушку и еще нескольких молодых людей обвиняют в создании экстремистского сообщества. Однако, как утверждает сторона защиты, участники «Нового величия» — всего человек 10 — в основном переписывались в телеграме и обсуждали политику на встречах в кафе. До тех пор, пока в движение не внедрили провокаторов, связанных с силовиками. Именно они предложили создать организацию со всеми пригодившимися для обвинения признаками и даже написали политическую программу, которую потом сочтут незаконной. История Анны Павликовой, которую задержали за несколько дней до 18-летия, — одна из самых серьезных. У девушки проблемы со здоровьем, и 26 числа в суде она просила освободить ее, чтобы увидеть маму. Под домашний арест Павликову не отпустили, но срок в СИЗО сократили – на месяц, до середины августа. Как девушка оказалась в изоляторе, в материале Василия Полонского.

«Мамуль, привет! Очень скучаю по всей семье, всех целую, всех люблю. Можете сделать фото птенца, чтобы хорошо было видно его хохолок?»

Юлия Павликова читает письмо, которое ее дочь написала не из летнего путешествия, а из следственного изолятора. Анна Павликова — одна из фигурантов дела группы «Новое величие». О нем стало известно после того, как в марте телеграм-канал «Кремлевская прачка» опубликовал видео и фотографии обысков подозреваемых.

Руслан Костыленков, один из задержанных, признался, что является создателем организации. По словам Руслана, в планы «Нового величия» входило участие в митингах, нападение на сотрудников полиции и другие так называемые акции прямого действия.

Уголовное дело против участников организации завели по статье «Создание экстремистского сообщества», в списке задержанных — 10 человек. Шесть из них сейчас под арестом, в том числе две молодые девушки: Анна Павликова и Маша Дубовик.  

Семья Анны Павликовой живет в Крылатском районе Москвы. Журналистов Дождя встретили мама, сестра и племянница Ани. Непрошенным гостям не рада только собака по кличке Денни.

Несмотря на тяжелую болезнь, мама Ани ходит на все судебные заседания.

Стены девичьей комнаты увешаны детскими рисунками и клетками с попугаями. Из-за них создается впечатление, что ты в джунглях. До ареста Аня мечтала работать с животными. Последние четыре месяца за птицами следит ее мама.

В марте, когда рано утром к Павликовым пришли с обыском, сестра Ани Настя спала в своей комнате с мужем и дочкой. После того, как в квартиру ворвался ОМОН, от страха Настя спрятала ребенка под кровать.

Анастасия Павликова, сестра Анны Павликовой: Я резко вбегаю в коридор, меня муж начинает заслонять, чтобы они открыли... Папа когда открывает дверь, я оборачиваюсь — и только увидела, как ему по лбу дали, он упал.... Они вбежали, мужа положили на пол, я в это время побежала сюда, взяла ребенка, я его прям под кровать кинула, и аж ногами начала ее заталкивать — мало ли что... Я прям легла с ней. Она оказалась у самого края. 

За пять часов обысков квартира семьи Павликовых была разгромлена, но оперативники нашли лишь устав «Нового Величия» и несколько листовок. Тем не менее, Аню в этот день задержали. Вместе с отцом.

Дмитрий Павликов, отец Анны Павликовой: Нам сказали собираться, на меня надели наручники — на меня, я даже не [понял], почему на меня надели? Ну, на дочку тоже, я так понял. Нас вывели в микроавтобус. 

С того дня семья видела Аню только в суде и на свиданиях в СИЗО. В изоляторе девушка отметила и свое 18-летие. Она — единственная несовершеннолетняя на момент задержания фигурантка дела.

Кооридинатор правовой помощи Алла Фролова: Это сразу произошло – «великая революция» в кавычках. Они стали общаться — и вдруг в какой-то момент, как я потом понимаю, этот внедренный сотрудник, который в какой-то момент увидел движение молодых людей, желающих где-то встретиться — он зацепился, стал общаться с ними. Давайте встретимся в жизни — и с того момента они стали встречаться, сначала в «Макдональдсе», потом он же им сказал — давайте снимем офис. Ну и потом дальше — он все время подкидывал. 

Алла Фролова одна первых узнала о деле «Нового Величия». Она считает, что в организацию были внедрены целых три представителя правоохранительных органов. Кстати, все они, в отличие от остальных фигурантов, находятся на свободе.

Из материала следствия известно, что в группу входил как минимум один внедренный полицейский — Максим Расторгуев. Его фотографий в открытом доступе найти не удалось. В показаниях Расторгуев говорит, что  возглавлял в «Новом величии» «штурмовой отряд». На допросе он сообщил, что в группе был еще один «внедренный сотрудник». Это некий Испанцев Ю.А., единственное, что о нем известно — что он регулярно ходил на встречи в офис «Нового величия». Третий сотрудник, один из лидеров всего движения, — Руслан Д. Именно так его называют фигуранты дела. В деле он проходит как свидетель, и указано, что его зовут Александр Константинов, никаких других персональных данных о нем нет.

На фотографии встречи участников «Нового величия» — тот самый Руслан Д. У доски стоит так называемый создатель организации — Руслан Костыленков, а спиной к зрителям сидит Анна Павликова. Как стало известно позже, Аня пыталась уйти, но Руслан Д, был тем самым человеком, который уговорил девушку остаться.

Павликова попала в «Новое Величие» через свою подругу Марию Дубовик, с которой познакомилась на ветеринарной конференции, а уже позже появились и другие участники этого уголовного дела. Мама Ани рассказывает, что общение с новыми знакомыми не казалось ей подозрительным.

Но посиделки в кафе и поездки на стрельбище закончились для девочки арестом. Павликова с каждым днем в общей камере СИЗО чувствует себя хуже и хуже.  

Но суд из раза в раз оставляет Аню под стражей. 26 июля — очередное заседание. Мама и сестра едут на него из дома. Настроение хорошее, каждый раз семья надеется, что Аню отпустят. На внучке нашли божью коровку, говорят, что это на удачу.

В дороге Юля Павликова читает новости, только связанные с делом дочери, — это единственное, что ее сейчас беспокоит.

У суда Юлия начинает спешить, несмотря на то, что ей тяжело ходить. Она еще не знает, что ее дочь сегодня  не отпустят.

Фото: Анна Павликова / VK

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю