Василий Полонский

О себе

Родился в Москве, где и вырос. У меня журналистская семья, и казалось, что шансов стать кем-то другим у меня не было. Но в школе я хотел быть историком. Поступил зачем-то на юридический факультет. После окончания вуза несколько лет работал в правозащите. Занимался Кавказом, и именно там мой друг Орхан Джемаль взял меня первый раз в дагестанское село, где проводилась контртеррористическая операция. Там нас задержали и долго допрашивали, после этого я решил, что хочу быть журналистом.

Пришел на Дождь в 2016 году как стажер. Через три месяца меня взяли в штат. За день до моей первой большой командировки мне сказали, что я принят на работу. Но в нее я поехал еще в статусе стажера. Я единственный стажер, которого отправили в командировку в Чечню за всю историю Дождя. Тот репортаж занял первую строчку в топе Яндекса. После этого я понял, что Дождь — это мое.

Сейчас я работаю корреспондентом в новостях. Делаю сюжеты и часто включаюсь во время спецэфиров.

Танцы на машинах и драки с силовиками: как США протестует после голосования
Рекорды смертности от COVID-19 в России, последний полет Ту-154, Роскомназдор против Google, Facebook и Twitter.
Павла Ребровского из «Нового величия» могут посадить на 7 лет. Он изменил показания и спас других фигурантов
80 дней протеста в Беларуси, месяц войны в Карабахе, нехватка врачей и лекарств в России.
Маску наденьте или высаживайтесь. Таксисты просят помощи государства в пандемию
Забастовка в Беларуси, провал «Слуги народа», и будет ли соблюдаться перемирие в Карабахе.
Третье перемирие в Карабахе сорвано. Новые переговоры пройдут в Женеве. Чего ждать?
«Это месть следствия». Фигуранту дела «Нового величия» хотят увеличить срок почти в три раза.
Пашинян и Алиев готовы на переговоры в Москве, регионы не справляются с пандемией, и испытания третьей вакцины от COVID-19.
Горе, отчаяние и злоба. Конфликт Армении и Азербайджана глазами журналистов Дождя.
«Квартал уничтожен под ноль». Как выживают люди в Шуше, Степанакерте и Гяндже
«Хочу поскорее мир». Корреспонденты Дождя о том, как Гянджа и Степанакерт пережили ночь под обстрелами
Партнерские материалы
Россия — это Европа