«МВД превратилось, по сути, в демилитаризованную структуру».

Эксперт фонда «Общественный вердикт» о создании Национальной гвардии в России
Вечернее шоу Здесь и сейчас
21:37, 5 апреля
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку

Комментарии

Скрыть

Президент Владимир Путин объявил о создании в России Национальной гвардии на базе внутренних войск МВД. Что же касается самого МВД, этому ведомству переподчинены Госнаркоконтроль и Федеральная миграционная служба. Как пишут в твиттере, из сокращённых полицейских создадут персональную гвардию президента, а глава МВД в утешение получает ФСКН и ФМС.

Макеева: Как вам сегодняшние новости? Связываете ли вы, подобно наблюдателям из твиттера, эту новость о создании Нацгвардии с вливанием в МВД Госнаркоконтроля и ФМС и к чему готовиться гражданам?

Новикова: Судя по тому, что пишут граждане, они боятся, они думают, что будет какая-то новая мощная структура, которая будет внутри страны кого-то подавлять, тем более, что мы входим в избирательный цикл, уже вошли фактически, и понятно, что центральное событие на долгие годы у нас будет, и разное можно ждать. Я пока не вижу никаких оснований для алармизма, потому что мы пока не очень понимаем конфигурацию этой Нацгвардии. Совершенно понятно, что Золотов так стремительно взлетал в карьере не просто так, было ясно, что это должно завершиться каким-то назначением. Под него создана структура, которая сейчас пока что создана на базе внутренних войск. Из того, что написано, говорится, что туда же войдет и ОМОН, и они будут заниматься не только терроризмом, но и оргпреступностью. Это, конечно, ставит очень много разных вопросов. Это за пределами того, о чем вы спросили. ОМОН, который и раньше, в общем, эффективно применялся для разгона акций, теперь будет, видимо, так же эффективно применяться, но просто называться иначе.

Макеева: Смысл какой в этом?

Новикова: Во-первых, это решает какие-то сложные взаимоотношения, которые есть между разными фигурами ресурсными и статусными в нашей реальной элите политической. Во-вторых, я думаю, что все-таки продолжается постепенный и не очень очевидный процесс реформы. Конечно, то, что сегодня произошло, оно, с одной стороны, выглядит откатом назад, потому что реформа последние 15 лет шла по принципу выделения из МВД профильных функций и создания на их основе ведомств, сейчас мы видим, что ФМС, которая откололась, оформилась в самостоятельную структуру, вернулась обратно. То же самое произошло с ФСКН. С другой стороны, если МВД превращается, по сути, в демилитаризованную структуру, потому что боевые подразделения и задачи из нее изымаются, мы сегодня прочитали, что новая Нацгвардия будет заниматься еще оргпреступностью, то есть это выглядит, с моей точки зрения, как такой овцебык, при этом получается, что если оргпреступность забирают из МВД, то что им остается? Бытовуха, кражи. СОБР, ОМОН — тот самый мощный заряд перемещается. МВД, может быть, таким образом само для себя прояснит свой функционал, и у нас, может быть, есть наивное какое-то ожидание, что у нас возникнет профессиональная полиция.

Роменский: Колокольцев уже говорил о том, что полицейские не всегда успевают, не хватает им сил для того, чтобы бороться с преступностью. Может быть, это такая помощь Колокольцеву?

Новикова: Колокольцев, зная его прошлое, вот так вот взять и отдать борьбу с оргпреступностью — это очень сложные, мне кажется, внутри происходят, не назову это игры, отношения. Я бы сказала, что сейчас пока что МВД выиграло просто потому, что ведомство стало крупнее и может иначе перераспределять те доходы, которые есть, а мы знаем, что бюджеты сокращались. Но для меня основной интерес — это что будет со следствием. Потому что логичнее было бы сейчас все следствие забрать у МВД, отдать в Следственный комитет. Но на это они пока пойти не могут, МВД в первую очередь. МВД сейчас заинтересовано в том, чтобы усиливать свою политическую субъектность, по крайней мере, это выглядит так, что получается.

Роменский: А доверие к МВД из-за этого может вырасти? Потому что и вы, и другие эксперты говорили не раз о том, что не доверяют люди министерству этому. Теперь, с появлением Национальной гвардии, поменяется ли ситуация?

Макеева: Не к МВД, скорее, а в целом к правоохранительным органам? На страже спокойствия граждан теперь стоят аж две крупные силы.

Новикова: Непонятно, что такое Национальная гвардия. Надо смотреть, какие будут приниматься законы в развитии. Если они будут заниматься оргпреступностью, у них что, будет свой оперативный состав, оперативники? Что останется у МВД? Как оно будет дальше усилять свои позиции, какие составы следственные у них остаются? Вот это вообще непонятно. Как они будут разделяться с ФСБ, которое тоже антитеррором занимается? Пока что сделан первый шаг. Притом, что о создании Национальной гвардии говорилось очень давно, это первый раз было внятно оформлено в 2001 году, что на базе внутренних войск нужно создавать Национальную гвардию.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.