Майкл Макфол о том, могут ли отношения между Россией и США стать еще хуже

Застреленные в штате Вашингтон подростки были выходцами из России. Об этом сегодня, 27 февраля, в своем микроблоге в Twitter написал уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов: «Самые страшные и худшие опасения подтвердились: расстрелянные в США дети были ранее усыновлены в России. Чудовищная трагедия». Дождь обсудил происшествие с бывшим послом США в России Майклом Макфолом.

Желнов: Мы продолжаем этот итоговый выпуск программы «Здесь и сейчас», посвященный сегодняшнему траурному шествию памяти Бориса Немцова. Шествие прошло не только в Москве и Питере, но и во многих городах России. И сейчас у нас на связи бывший посол США в России Майкл Макфол, потому что сегодня пришла еще одна новость из Вашингтона.

Шанецкая: Давайте я сейчас быстро, наверное, вам расскажу о ней, чтобы мы действительно как-то понимали, о чем идет речь. Застреленные в штате Вашингтон подростки были выходцами из России, об этом в своем микроблоге в твиттере написал уполномоченный при Президенте по правам ребенка Павел Астахов. Процитирую: «Самые страшные и худшие опасения подтвердились. Застреленные в США дети были ранее усыновлены в России. Чудовищная трагедия», — конец цитаты.

Желнов: При этом Агентству ТАСС пока не удалось получить официального подтверждения ни в генеральном консульстве России в Сиэтле, ни в офисе окружного коронера штата Вашингтон. Приемный отец из США сегодня застрелил двоих приемных сыновей, свою жену и еще одного человека, а позже застрелился сам.

Шанецкая: При этом по сообщениям СМИ 12-летней приемной дочери из Китая все-таки удалось выжить. Напомню, что 1 января 2013 года вступил в силу так называемый закон Димы Яковлева, который запрещает семьям из США усыновлять российских детей.

Желнов: Ну, и я уже сказал, что сейчас с нами на связи по скайпу бывший посол Америки в России Майкл Макфол, мы договорились с ним о беседе заранее, говорить о том, что изменилось за год с момента убийства Бориса Немцова, но однако мы не можем не спросить, конечно, исходя из событий сегодняшнего дня, про историю вот с этим расстрелом. Господин Макфол, добрый вечер.

Макфол: Доброе утро.

Желнов: Да, доброе утро по-вашему. Господин Макфол, все-таки как вы прокомментируете произошедшее? Вот есть реакция Астахова, но нет при этом официальной реакции из Вашингтона.

Макфол: Да, я только что слышал об этом. И я не знаю официальной реакции, поэтому не хочу комментировать, что было на самом деле, я пока не читал, но надо сказать, честно, у нас ужасные люди в Америке, как у вас ужасные люди в России, которые делают такие ужасные вещи. Это не значит, что все родители, у которых сейчас живут бывшие российские граждане, ужасны. И это был большой спор, который у меня был, когда я был послом, с Астаховым. Бывают такие случаи, не значит, что все другие плохие, как может быть этот человек. Хотя я сам не знаю, что случилось в Вашингтоне.

Шанецкая: Майкл, мы же с вами понимаем, что во многом этот закон использовался для некой эскалации, для усиления напряжения между нашими двумя странами, и в том числе для риторики здесь внутри страны. Как вам кажется, сейчас, вот в связи с этим инцидентом, отношения будут ухудшаться между нашими двумя странами? Это может быть использовано в том числе и для внутренней пропаганды?

Макфол: Ну, может быть, я уже не живу у вас, поэтому я не знаю, как это чувствуется там. Сейчас уже отношения довольно плохие, мне трудно придумать, как хуже может быть. Но опять-таки, я хочу вернуться, я хочу говорить о Немцове. Может быть, потом, но имею в виду, что этот акт Димы Яковлева, кто что-нибудь получил из-за этого? Это дети, которые живут без родителей у вас сейчас? Надо их вспомнить, когда мы говорим о таких случаях, потому что они живут как раньше без родителей, мне жалко этих детей. И родителей, которые ждали этих детей здесь, в Штатах, с которыми я много раз встречался, когда я был послом.

Желнов: Господин Макфол, вы некоторое время уже назад уехали из Москвы, вот как вам кажется, насколько изменилась Россия за то время, когда вы отсутствуете здесь и не работаете в Москве?

Макфол: Ну, отношения между Америкой и Россией стали хуже, хуже и хуже. Честно говоря, это после аннексии Крыма и после, я не знаю даже как это описать на русском языке, забыл русский язык, извините, пожалуйста, у меня нет практики здесь в Калифорнии сейчас. И большого ожидания, что будет лучше, я не чувствую, не вижу. И это очень печально, потому что было большое ожидание с начала моей администрации Обамы, то есть пять, уже шесть лет тому назад. И мне жалко, потому что если мы были бы вместе, конечно, это было бы выгодно и России, и Америке, но не получилось.

Шанецкая: Майкл, а как вот сейчас вообще международное сообщество и в частности американский политический истеблишмент оценивает ход расследования убийства Бориса Немцова. Это вообще какая-то такая большая тема или всем сейчас просто не до этого?

Макфол: Ну, для меня и для людей как я, это большая тема, конечно. Все-таки много вопросов пока есть, есть ощущение, что руководство в России не волнует эта тема, это действительно так. А что каcается общества, нет, это не тема. Жалко, хорошо или плохо, но вообще тема России в Америке — не большая тема, надо сказать. У нас другие проблемы, у нас предвыборная кампания, а волнует, что происходит в России сейчас, — это не большая тема здесь в Америке.

Шанецкая: Кстати, по поводу предвыборной кампании, у нас тут идет довольно активное метание тортов в представителей оппозиции. Вот последней жертвой буквально на прошедшей неделе был Алексей Навальный, вы вот в Соединенных Штатах можете себе представить подобный ход в разгар, в частности, предвыборной гонки, как сейчас?

Макфол: Нет.

Шанецкая: Такое невозможно?

Макфол: У нас очень экзотическая предвыборная кампания сейчас. Я не помню такой предвыборной кампании. Я считаю, это грозная кампания между прочим. Что делает Трамп, что он говорит, это меня очень беспокоит. Но пока акция против оппозиции, как сейчас происходит в России, у нас пока этого нет.

Желнов: Тортами не кидаетесь?

Макфол: Пока нет.

Желнов: Спасибо, Майкл Макфол, бывший посол США в России, был на связи со студией «Дождя».

Фото: AP

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю