Когда зекам дадут право голоса.

И как депутаты связаны с ворами в законе
Вечернее шоу Здесь и сейчас
22:28, 31 марта
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Будут ли заключенные голосовать?  Конституционный суд сегодня начал рассмотрение решения Европейского суда по правам человека по делу «АнчУгов и Гладков против России». Судьи должны решить, будет ли Россия исполнять решение ЕСПЧ и менять собственную Конституцию. Напомним, что в декабре был принят закон, по которому России можно не реагировать на решения Европейского суда, если Конституционный суд признает их неисполнимыми.

 

Таким образом — это может стать первым делом. И, может, совсем скоро мы увидим, как работает указ президента. Но почему для этого был взят старый кейс? Сергей Анчугов и Владимир Гладков были осуждены ещё в девяностых, и поэтому не смогли голосовать  на нескольких думских и президентских выборах. Они посчитали, что их права тем самым были ущемлены, и обратились в Страсбург. Европейский суд принял их сторону. Там заметили, что в нашем веке право избирать – уже не привилегия, а норма. Почему Россия не может принять решение ЕСПЧ и как Конституционный суд может повлиять на результаты выборов, рассказал Алексей Александров.

Вообще, когда в декабре прошлого года, Госдума, Совет федерации, а затем и президент одобрили закон о приоритете российского права над решениями Европейского суда по правам человека, многие подумали, что это связано, прежде всего, с решениями по делу ЮКОСа: Россия по решению ЕСПЧ должна выплатить акционерам почти 2 миллиарда евро. Но оказалось, что точкой столкновения российского и европейского законодательства стало дело Сергея Анчугова и Владимир Гладкова.

Дело в том, что по Российской конституции, те, кто находится в местах лишения свободы, не имеют права избирать и быть избранными. И именно эту статью оспорили Анчугов и Гладков, сидевшие в тюрьме, и не получившие права голосовать.

ЕСПЧ встал на сторону россиян потому, что Европейская конвенция о правах человека, которую Россия ратифицировала, голосовать в тюрьме не запрещает. Интересно, что Анчугов и Гладков еще просили присудить им компенсацию в 50 тысяч евро, но в этой части ЕСПЧ отказал. Но постановил, что Россия должна устранить это расхождение Российской конституции с Европейской конвенцией. То есть, для того, чтобы исполнить решение ЕСПЧ, Россия должна изменить свою конституцию. А это уже вмешательство в суверенитет страны. И именно об этом в четверг говорили в Конституционном суде. 

Кстати, кроме России, подобное расхождение в избирательном праве, есть ещё у семи европейских стран. В том числе, у Великобритании — она, кстати, по аналогичному случаю исполнять решение ЕСПЧ отказалась. Но в случае, если и наша страна откажется менять свою Конституцию, то Совет Европы может даже исключить Россию из своего состава, не говоря уже о репутационных потерях.

Но есть и другой вариант: Россия все же признает решение ЕСПЧ, и внесёт изменения в Конституцию. Адвокат Ирина Хрунова, которая в Европейском суде ведёт более 50 дел, называет такое развитие событий более вероятным, несмотря на всю его сенсационность.

Ирина Хрунова, адвокат: «Заключённые —  это очень хорошая база для тех результатов выборов, которые нужны властям. Я думаю, что Конституционный суд может удовлетворить всех: и Европейский суд не обидеть, и сказать, что да, действительно, граждане должны голосовать, тем самым на ближайших выборах „Единой России“ обеспечить огромное количество — порядка миллиона осуждённых».

Ну, кстати, по данным ФСИН на сентябрь прошлого года, в местах лишения свободы в России находились не миллион, а примерно 650 тысяч человек. То, что лица, находящиеся под стражей  — это, в некоторой степени, управляемый электорат, полагает и руководитель отдела мониторинга движения «Голос» Андрей Бузин. Дело в том, что по российскому же закону голосовать можно, например, тем, кто ещё не осуждён, и находится в следственном изоляторе. И правозащитники действительно отмечают там большое количество нарушений избирательного процесса.

Андрей Бузин, руководитель отдела мониторинга движения «Голос»: «Если говорить о процедуре голосования, то она не соответствует хотя бы потому, что обычно там не предъявляется документ, который называется паспорт. Там этого не происходит, там голосуют именно по спискам. В основном там голосуют, конечно, в подавляющем большинстве случаев, за представителей администрации: „Единая Россия“, если говорить о партийности. Но бывает так, что голосуют в СИЗО еще за ЛДПР высоко».

Также, в СИЗО часто отмечается стопроцентная явка. Кстати, именно из-за нарушения избирательных прав граждан в тюрьме, в 1993 году, когда писали Российскую конституцию, авторы и не дали заключённым возможности участвовать в выборах. Об этом Дождю рассказал один из авторов конституции Виктор Шейнис.

Виктор Шейнис, один из авторов Конституции РФ: «Люди, которые находятся в тюрьме, как правило, в большей степени, чем мы с вами, находятся в зависимости: от администрации, от суда, от каких-то неформальных отношений в самой тюрьме. Исходили из того, что свободное голосование, прозрачное, не подвергающееся воздействиям каким-то, организовать в тюрьме невозможно».

Тем не менее, сейчас Конституционный суд может принять решение, что главный российский закон должен быть изменён. Тут все непросто. Чтобы внести правки в первую главу Конституции, их должно одобрить Конституционное собрание в случае, если ранее решение поддержат не менее 60% из числа депутатов Госдумы и Совета федерации. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, например, говорит, что его фракция подобное изменение, безусловно, поддержит. В том числе, потому что ЛДПР в местах лишения свободы, как считает Жириновский, имеет высокую поддержку.

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР: «90% за ЛДПР. Если тайное голосование, просто, если там будет по камерам голосование, начальник поймёт, за кого они голосовали.  Дать всем право выбирать, всем. В том числе и якобы лицам с нарушенной психикой. Это заболевание, но он прекрасно разбирается в политике. Как и тюрьма. Мы его лишили свободы, только свободы лишили, а кто дал нам право его ещё лишать права голосовать?»

Об исполнении решения Европейского суда и изменении Конституции высказывались и другие политики. Председатель Госдумы Сергей Нарышкин такую возможность полностью исключил. Будет ли и дальше этот вопрос на повестке, определит Конституционный суд. Решение будет вынесено в течение ближайших недель.

Если все‑таки голосование в тюрьмах разрешат, то таким образом появится новый электорат (около 600 тысяч человек), пойдет ли это на пользу власти или наоборот? Обсудили эту тему с правозащитником, специальным корреспондентом газеты «Московский комсомолец» Евой Меркачевой.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.