«Несолоно хлебавши уедут». Чеченский министр об обвинениях ОБСЕ и возможном суде в Гааге

25 декабря 2018 Василий Полонский
11 162

25 декабря в московском «Президент-Отеле» министр Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров презентовал свою новую книгу — «Грозный. Фактор КРА». На презентацию книги министра и одного из главных идеологов современной Чечни сходил Василий Полонский, задавший несколько вопросов самому автору. 

КРА расшифровывается как Кадыров Рамзан Ахматович, и это уже вторая книга, изданная к двухсотлетию чеченской столицы. Правда, внимание к Чечне на этой неделе приковано, как обычно, по другим поводам.

Во-первых, Чечня все-таки получит более 180 миллиардов рублей на региональные проекты — об этом объявил Рамзан Кадыров. Просил он 190 миллиардов рублей.

Во-вторых, совсем недавно ОБСЕ назвала преступления в Чечне «ясными» и «неопровержимыми» и указала России на перспективу Международного уголовного суда. Речь идет о кампании против чеченского ЛГБТ-сообщества и о предположительно массовых казнях людей, задержанных под предлогом борьбы с терроризмом. К тому же, 25 декабря стало известно, что чеченского блогера Тумсо Абдурахманова, известного критикой властей республики, выдворят из Польши в Россию.

Расшифровка разговора с Джамбулатом Умаровым.

Было громкое заявление о том, что ОБСЕ собирается, может быть, заводить уголовное дело или какой-то суд будет, связанный с секретными тюрьмами. Будет ли чеченская сторона представлена какими-то адвокатами?

Для того чтобы расследовать какие-то дела, нужен правовой инцидент, да, просто нужно дело. Такого дела нет, потому что таких тюрем никто никогда не находил, их просто нет.

То, что обратилось БДИПЧ ОБСЕ, то, что некто господин Вольфганг Бенедек собирается писать какие-то доклады ― ради бога, графоманию никто не запрещал. Он может писать сколько угодно и что угодно. Но для того чтобы приехать в Чеченскую Республику и вести свои расследования, он как минимум должен пройти все необходимые процедуры с федеральными органами власти. И как только оттуда будет команда, не знаю, со стороны МИД, администрации президента Российской Федерации ― пожалуйста.

Поэтому вот эта охота на призраков ― welcome, нет никаких проблем. Обращайтесь в соответствующие органы власти Российской Федерации. Если там скажут, что есть необходимость для того, чтобы сюда приезжали, я имею в виду, в Чеченскую Республику приезжали какие-то комиссии, а их там было сотни, как вы знаете, да, и уехали они несолоно хлебавши восвояси. Точно так же несолоно хлебавши уедет и эта комиссия, если ее направит к нам федеральный центр.

Тумсо Абдурахманов, известный чеченский блогер, который сейчас проживает в Польше, но его оттуда экстрадируют. Что его ждет в Чеченской Республике и готовы ли вы как-то с ним выйти на контакт, для того чтобы у него не было никаких проблем в Москве?

Если я скажу, что мне не интересен персонаж, который является по национальности чеченцем, каким бы он ни был, он чеченец, он наш, и мы всегда найдем общий язык, мы всегда примем, если надо, накажем его, если он виновен. Если ему есть за что отвечать, если он замешан в каких-то преступлениях, он, конечно, за них ответит.

Но если человек считает себя чеченцем и если он выходец из Чеченской Республики, и это доподлинно известно, то, поверьте мне, изгоем он для своего народа не окажется, если он не замарал себя кровью, не замарал себя предательством собственного народа, если он сам себя не вычеркнул из числа чеченского народа.

Никаких, как вот любят сейчас у нас говорить в ОБСЕ о Чеченской Республике, внесудебных казней пусть не ждут. Ничего внесудебного и внезаконного Тумсо Абдурахманова, если он попадет в Российскую Федерацию, будет экстрадирован, ничего страшного такого вне суда, вне закона ждать не будет.

Что касается самого мероприятия, то на нем активно танцевали лезгинку и пели песни, посвященные Чечне и столице республики Грозному. Что касается Джамбулата Умарова, то мне показалось, что он был доволен презентацией уже второй своей книги.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю