Как работают эксперты-лингвисты, нашедшие экстремизм у Егора Жукова, Варвары Карауловой, блогера Синицы и даже у Лермонтова

11 сентября, 21:39 Евгения Зобнина
2 644

«Новая газета» 11 сентября опубликовала текст лингвистической экспертизы, проведенной экспертом Института криминалистики ФСБ Александром Коршиковым. Он проанализировал видео с Егором Жуковым, студентом ВШЭ, которого обвиняют в призывах к экстремизму. Из заключения следует, что эксперт нашел экстремизм во фразе Жукова о необходимости «любых форм протеста». По его мнению, призыв «приниматься за любые формы протеста» включает в себя «крайние насильственные формы протеста, как одни из возможных форм протеста». Кроме того, в этом же видео эксперт отмечает фразу Жукова «делайте все, на что способны, и не ждите чьей то указки». Он считает, что этот призыв «также не содержит каких-либо ограничений на методы действий, кроме как указание на пределы возможности конкретных исполнителей действий». Как экспертизы становились приговорами и кто эти лингвисты от ФСБ, разбиралась Евгения Зобнина.

«С системой нужно жестко и планомерно бороться», «Делайте все, на что способны», «Тут нужно хвататься за любые формы протеста» — эти фразы блогер Егор Жуков произносил на камеру два года назад, в октябре 2017-го. Их тщательно изучили во время лингвистической экспертизы и установили, что «бороться, хвататься, делать все» — призывы-воззвания к протесту. «Любые формы протеста» — это в том числе захват власти и вооруженный мятеж. Значит, Жуков склонял к мятежу. Это несмотря на то, что блогер с десяток раз говорил следующее: «Я не устану это повторять — власть в России можно сменить только мирным путем».

И даже эксплейнер («Товарищ майор, это видео носит ознакомительный характер и не преследует цель кого-либо к чему-либо призвать») в начале видео не помог. 

Еще экспертам интересно, как блогер анализирует Джина Шарпа — теоретика ненасильственного протеста. Жуков писал курсовую по «мягкой силе» и делился знаниями с подписчиками. Студент перечислял методы Шарпа, среди них — отказ от уплаты налогов, мятеж, изготовление фальшивых денег. Эксперт, который по идее занимается анализом слов, а не права, тут же посчитал, что здесь явные признаки преступлений. Мало того — Жуков, оказывается, и к суициду призывал:

«Самосожжение, прыжок в воду и так далее», «максимальное пожертвование движению, и это, конечно, будет вспоминаться веками — и если это движение придет к власти, эти люди будут признаны героями».

Это все эксперты назвали «агитационной работой Жукова Е.С. на видеохостинге YouTube». Их заключение разгромили академики РАН — как можно все это увидеть в роликах против насилия?

Анна Дыбо, доктор филологических наук, член-корреспондент РАН: Там, наоборот, отстаивается, может быть, в несколько наивной форме, но речь идет именно о продуктивности ненасильственного протеста. Они, собственно, именно этому и посвящены. А в экспертизе официальной, пошедшей в суд, выдергиваются отдельные фразы, и к ним предъявляется претензия, что это пропаганда насилия, экстремизма и так далее.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа