«Эта колония славится своими пыточными делами»: бывший заключенный брянской ИК-6 рассказал, как там пытают и убивают людей

24 июля, 21:36 Дарья Полыгаева
31 223

В разгар скандала с пытками в ярославской колонии в другом российском регионе до смерти запытали заключенного. 24 июля стало известно, что два дня назад в брянской колонии №6 погиб осужденный. Надзиратель, «применяя насилие и используя специальные средства, ограничил движение заключенного и перевязал тканью его лицо». В результате мужчина, чье имя пока не раскрывают, умер от асфиксии. В отличие от случая пыток в Ярославле, в Брянске дело возбудили почти сразу. Его фигурант — заместитель дежурного помощника начальника колонии, он задержан, однако его имя также не сообщают. За превышение полномочий с применением насилия надзирателю грозит до 10 лет лишения свободы. Чем известна брянская колония № 6, в эфире Дождя рассказал Станислав Кавчевский, бывший заключенный этой колонии, а сейчас — сотрудник движения «За права человека».

Станислав, расскажите, что известно об этом случае? Всё, что известно, я только что привела. По сути, это пытки. Была ли распространена практика пыток в этой колонии, расскажите?

Вы знаете, эта колония вообще славится своими пыточными делами. И не так давно, в 2014 году, там был бунт, который заключенные организовали в знак протеста против массовых пыток и убийств, которые там были широко распространены. В 2016 году также был бунт против избиений и пыток. Так что прошло два года, история повторяется.

Почему пытали людей, почему пытали заключенных? И кто из сотрудников был в это вовлечен?

Тот сотрудник, который убил заключенного, осужденного Булкова, наказан, получил как раз десять лет колонии. Это бывший сотрудник, участвовавший в войне в Чечне. Поэтому, может, с этим связано как-то. Ну а так вообще практика рукоприкладства достаточно широко распространена в колонии со стороны представителей администрации.

Тот случай, который вы упомянули, ― это какой-то другой случай, да? Десять лет, я так понимаю, что он максимальное наказание получил.

Да.

Есть ли у вас сейчас предположения, кем мог быть тот сотрудник, который убил заключенного буквально в эти выходные? Известно, что его должность ― заместитель дежурного помощника начальника колонии.

Это обычный сотрудник. Несмотря на громкую должность, таких много, поэтому сейчас даже предположить не могу. Я свяжусь обязательно с заключенными и узнаю точно, кто это такой, потому что там все всё это знают уже, естественно.

Можно ли сказать, что в этой колонии буквально все сотрудники участвовали в подобных насильственных действиях или только некоторые из них?

Это было, может быть, в 2013–2014 годах. Тогда это было, да, тогда очень много сотрудников участвовало. Сейчас я бы не сказал. Сейчас я бы не сказал, что все, наверно, единицы.

То есть что-то изменилось после тех жалоб заключенных?

Да, изменилось. Организаторы вот этого избиения все получили сроки. Но и те люди, которые протестовали, тоже получили сроки за бунт. Пострадали обе стороны.

Да, но, с другой стороны, получается, даже реальные сроки для своих коллег не останавливают других надзирателей, которые продолжают пытать заключенных.

Не останавливают, безусловно.

Скажите, если надзиратель хочет применить силу к заключенному, есть ли у осужденного возможность какая-то этому противостоять?

Никакой возможности. Прокурор надзирающий, который обязан был надзирать в колонии, Курильский такой, получил пять с половиной лет колонии там и отбывает наказание за какие-то там правонарушения серьезные. Вот, поэтому надзирающие органы вообще не справлялись со своими функциями, жаловаться было бесполезно. Даже себе дороже. То есть если кто-то и решил бы пожаловаться, его просто забили бы в этот же вечер. Это вот 2013–2014 год.

Что касается ситуации в этой брянской колонии, в прессе появлялась информация, что там были ещё и заключенные, которые сотрудничали с администрацией, они сами издевались над другими осужденными и при этом жили совсем в других условиях. Расскажите об этом подробнее, если знаете.

У них была баня, они питались очень хорошо. Связано это было с вымогательством денег. Если, допустим, у обычного заключенного находили телефон, то ему штраф тысяч триста рублей. Он был вынужден платить, вернее, его родственники, чтобы просто он остался в живых.

Людей убивали. И поэтому у заключенных вымогали деньги. И даже у главаря, которого задержали, при, так сказать, вскрытии всего этого процесса на счету было 15 миллионов рублей. Естественно, часть шла и наверх, руководству колонии. То есть вымогалось их покровительство, руководства колонии. Вот так.

Станислав, у меня к вам последний вопрос. В последнее время действительно становится известно о многих случаях насилия в российских колониях. Очевидно, что это серьезная такая, глубинная, системная проблема нашей страны. Есть ли у вас ответ на вопрос, с чем это связано, почему надзиратели в российских колониях считают, что они имеют право пытать людей, которые находятся в заключении?

Потому что они чувствуют свою полную безнаказанность. Вот если он погиб, заключенный, то, может быть, привлекут к ответу. А за то, что его просто покалечили, ничего не будет. И прекрасно сотрудники всё это представляют и знают. Именно от безнаказанности.

Как вы считаете, скандал, который вокруг этого всего разворачивается, может ли изменить эту систему?

Я думаю, нет. Я думаю, в итоге всё будет то же самое, потому что ни 2014 год не изменил систему, ни 2016 год не изменил систему, ни 2018.

Фото: Владимир Шик / ТАСС

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю