Приговор Темерханову: почему Владимир Маркин так и не дал показания в суде

Чай со слоном
8 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Тоня Самсонова

Комментарии

Скрыть
Корреспондент раздела «Россия» делового портала Slon.ru Илья Шепелин обсудил с Тоней Самсоновой приговор Юсупу Темерханову, вынесенный присяжными 7 мая, и назвал пять причин усомниться в его виновности. 
Самсонова: Давайте суммируем все те причины, по которым приговор «виновен» для Юсупа Темерханова можно считать, как минимум, странным.

Шепелен: Возможно, несправедливым.

Самсонова: Илья, какие причины?

Шепелен: Хотелось бы даже не с этого начать. Чем этот процесс вообще важен, и почему существует некоторая странность? Дело в том, что это очень хорошо чувствовалось на заседаниях суда, когда там присутствовали порядка 20 операторов всевозможных каналов федеральных, но при этом интернет-пресса, которая является рупором либеральным, там почти не присутствовала. Телеканал «Дождь» тоже был, но это телеканал всё-таки.

Самсонова: То есть не было Ленты.ру, Газеты.ру?

Шепелен: Да, то есть был судебный корреспондент Газеты.ру, Лента.ру там фактически только по новостным агентствам за этим делом следила. Есть такое ощущение, что мы живём в разных немножко мирах с федеральными телеканалами, где эта повестка дня №1. И есть ленты привычных для нас сайтов, где эти новости, конечно, важны, они попадали в новость часа, если это что-то важное, но в целом это что-то такое, что не обсуждается и не считается важным. Это связано, в том числе, с тем, что дискурс вокруг самого Юрия Буданова, его убийства, он немножко спекулятивный. Понятное дело, потому что убийство Юрия Буданова, человека, который был осуждён за убийство чеченки Эльзы Кунгаевой, обсуждалось из-за того, что, скорее всего, как считали здесь патриоты, государственники, и люди, сочувствующие националистам, что это дело было сфабриковано в Чечне против русского офицера. Но на самом деле им даже было без разницы, убивал он или нет, но было важно, что русского офицера за Чечню осудили. Это уже дело десятилетней давности, убийство Буданова двухлетней давности, получается, что аудитории либеральных СМИ это не очень интересно, тем не менее, на каналах это было новостью №1, всегда центральная тема сюжетов, в ток-шоу это обсуждалось. Соответственно, здесь главная спекуляция шла вокруг того, была ли это месть Юрию Буданову, как русскому офицеру, за чеченский народ, и, соответственно, месть российской армии за то, что происходило в Чечне.

Самсонова: Но если обвиняемый Юсуп Темерханов, то, кажется, что так оно и было.

Шепелен: Кажется, что так оно и было.

Самсонова: И это мотив убийства. Я впервые увидела в вашей статье, не кто-нибудь, а представитель Следственного комитета Владимир Маркин говорил о том, что…

Шепелен: Да, безусловно.

Самсонова: В каком году он сказал это?

Шепелен: Это 2011 год было в день убийства.

Самсонова: Он говорит: «Я точно знаю, что убийца полковника Юрия Буданова – человек славянской внешности».

Шепелен: Там немного по-другому было. Он сказал, что водитель, который вёз убийцу, был славянской внешности. В дальнейшем следствие показало, что водитель и убийца – э то одно и то же лицо. Исходя из этого, мы делаем такой силлогизм, что Маркин заявил, что убийца был славянской внешности. И если смотреть новостные ленты, то выходит так, что осуждён чеченец за убийство русского полковника, который убил чеченку. А дальше довольно любопытные детали, которые нас заставляют задуматься и усомниться в том, насколько добросовестно поступили и следственные органы, и уже на рассмотрении дела в суде прокуратура.

Самсонова: А Маркин брал свои слова назад после этого?

Шепелен: Он больше ничего не говорил по этому поводу. Его вызывали на процесс в качестве свидетеля, он не пришёл. Он не боится написать ответ Суркову, но почему-то он этот суд проигнорировал, а прокуратура не настояла на его приводе в суд.

Самсонова: А как это было бы – пришли приставы за Маркиным?

Шепелен: Я думаю, ему сначала выслали извещение о том, что необходимо. На этом можно было настоять, по крайней мере. Хотя это смешно было бы, если прокуроры…

Самсонова: Мне кажется, прокуроры с радостью попрыгали бы.

Шепелен: С радостью попрыгали, потому что у них сложная история взаимоотношений, и тут они с удовольствием так сделали. И вообще не было никакого объяснения, куда делась личность славянской внешности, которая фигурировала в этом сообщении.

Самсонова: Но её же видели ещё какие-то свидетели?

Шепелен: Да, Маркин не из своей же головы это взял, он не был свидетелем. Он рассказывал журналистам об этом убийстве в день, когда произошло, по самым свежим следам, которые тогда только были. Странно было бы подумать, что они тогда ошибались, и вдруг у них куча таких ляпов. Они опросили первых свидетелей, это следующая причина, которая вскрывалась на суде. Помимо того, как работало следствие, большой вопрос к действиям прокуратуры, потому что она закрыла всех свидетелей, то есть они были анонимными, дальше на суде можно было любые показания выдавать.

Там фигурировали люди под кодовыми именами – Аслан, Алан, причём, кое-где было видно, что это один и тот же человек. Просто кто-то ошибся, когда писал протокол с допроса, указал псевдоним не Аслан, а Алан, там ещё девушка под псевдонимом Мечта была. Это тоже второй повод был для того, чтобы усомниться в том, насколько правильно работали правоохранительные органы. Потому что само следствие установило, что Темерханов был убийцей-одиночкой. У него не было помощников, у него не было никаких подельников. И соответственно, если такая ситуация, то можно раскрыть свидетелей, потому что это не бандформирование стоит, которое может угрожать в дальнейшем. Дальше адвокаты Темерханова начали искать, а кто же был свидетелем этого убийства.

Самсонова: Потому что следственные органы засекретили всех свидетелей, и адвокаты для того, чтобы доказать невиновность Юсупа Темерханова, искали в реальности свидетелей этого убийства, чтобы они показали то, что сказал Маркин.

Шепелен: И эти свидетели летом 2011 года давали показания о том, что это был либо человек славянской внешности, либо похож на кавказца, но с рыжими волосами. А Темерханов вполне классический кавказец. Этих людей нашли, их вызвали в суд, что вызвало невероятное бешенство прокуроров, эти люди – Александр Евтухов и Руслан Фаталиев – они не опознали в Темерханове убийцу, это было на заседании суда.

Самсонова: Вы мне сейчас это рассказываете, и я вам верю, во всяком случае, у меня вызывают сомнения. Идёт суд присяжных. Как 9 из 12 человек не усомнились?

Шепелен: У следственных органов действительно были доказательства вины Темерханова. Основные такие – нашли машину Mitsubishi Lancer красного цвета, на которой убийца уезжал, нашли её сожжённой, там лежал журнал с отпечатком Темерханова. И нашли автогонщиков, которые в своё время продали Темерханову эту машину, они опознали его, как покупателя. Это довольно очевидные свидетельства против него, но при этом они почему-то не сходятся с другими деталями дела. Они не сходятся с показаниями свидетелей, а среди них был свидетель, который буквально бежал за убийцей.

Самсонова: Да, и он списывал номера.

Шепелен: Да, он списывал номера и на камере наблюдения видно…

Самсонова: В деле есть свидетель, который бежал за машиной убийцы, списывал номера. Есть доказательства, что тот номер, который он списал, это тот действительный номер, потому что есть камера наружного наблюдения, которая показывает этого человека, бегущего за машиной. Так что это была за машина, за которой он бежал?

Шепелен: Это действительно был Mitsubishi Lancer. Этот человек, его зовут Александр Евтухов, на дознании сказал, что это был человек славянской внешности. Дальше он был засекречен, адвокаты его нашли.

Самсонова: Ты представляешь, какой герой этот Александр Евтухов, потому что ты видишь, как из машины убивают человека, и ты бежишь за ней, зная, что в машине сидит вооружённый человек, и тебя могут убить, как свидетеля.

Шепелен: С Александром Евтуховым дальше была странная ситуация, к слову о его героизме, он действительно приехал и дал показания, но после истерики прокуратуры было сообщено, что он получил от адвокатов 100 тысяч рублей. Он из Новосибирска приехал, и понятно, что человек в России лишний раз ни с прокуратурой, ни со следствием будет стараться не связываться. Ему были заплачены деньги для того, чтобы он приехал, как объясняли адвокаты, что это за переезд в Москву. Ну, понятно, что это какая-то премия. Но впоследствии, после разговоров с прокурорами, Евтухов заявил, что на него надавили и потребовали сказать, что требуется.

Самсонова: При этом Мурад Мусаев говорил, что он действительно платил за переезд из Новосибирска в Москву. Но это не та сумма, мне кажется, чтобы оговорить кого-нибудь или участвовать в громком деле, которое показывают по федеральным каналам.

Шепелен: Адвокат Мурад Мусаев потом уже заявлял, что свидетелей защиты чуть ли не похищали прокуроры, чуть ли не выбивали из них отказ от своих слов в суде и заявление против Мусаева, что он заставил всё это сделать.

Самсонова: А зачем это нужно прокурорам, зачем нужно было давать обвинительное решение для Юсупа Темерханова?

Шепелен: Мы не можем говорить, был ли Темерханов убийцей или не был, потому что он тоже довольно сомнительная личность.

Самсонова: Предположим, что это не он. Но мы можем называть его убийцей, потому что Мосгорсуд признал его виновным. Если мы предположим, что это был не он, тогда зачем всё это?

Шепелен: Это уже вторая важная деталь. Если первая в этом процессе – это спекуляция вокруг Чечни, мести, то вторая важная деталь касается всей правоохранительной системы. Потому что вполне возможно, что Темерханов имеет какое-то отношение, возможно, он был водителем той самой машины, в которой он сидел и дожидался убийцу. Но как оно кажется с первого взгляда, возможно, это вполне верно, у следствия не нашлось никаких других козырей против второго или основного фигуранта этого дела, поэтому из того, что было, то и слепило. Им же нужно повышать раскрываемость, им же нужно доводить дела до суда, им нужно, чтобы приговоры были обвинительные, потому что в этом заключается их работа. И они идут напролом. Вполне возможно, здесь можно говорить о халатности и дальнейшей истории с нажимом, если уж следствие предоставило такие доводы, то мы продавим всё, чтобы их утвердили в суде, потому что это наша работа. С этой работой они справляются прекрасно почти что всегда.

Самсонова: Как называется заметка?

Шепелен: Заметка называется «Пять причин продолжить поиски убийцы Буданова».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.