Медиков во Владимирской области заставили руками стирать одноразовые защитные костюмы. Репортаж Василия Полонского

Поддержать ДО ДЬ

Небольшую больницу в городском поселении Карабаново Владимирской области перепрофилировали в госпиталь для коронавирусных больных. Медсестры и врачи рассказывают, что им не хватает элементарных средств защиты, а одноразовые защитные костюмы и маски их заставляют стирать. Такое правило, по словам медперсонала, установил главврач центральной районной больницы. В ответ он утверждает, что нехватки средств защиты нет, и даже отказался от помощи местных активистов, а одноразовые халаты они не стирают, а обрабатывают. Старшая медсестра написала заявление в местную прокуратуру.

30 апреля на Дождя проходит марафон в поддержку медиков «Прорвемся!». Вся информация, как помочь, здесь: tvrain.ru/marafon/

Изначально в Карабанове под коронавирусных больных отдали только второй этаж больницы и свозили туда пациентов из двух районов области. Но затем список расширился:  

«Начали возить только с Александровского и Киржачского районов. По мере наполнения выяснилось, что возить к нам стали и из Юрьевца, и из Камешковского района, и из Кольчугинского района. Четыре-пять районов к нам присоединили. У нас стала межрайонная областная больница. Хотя она не рассчитана на такое», — возмущаются местные активистки Ольга Гладышева и Мария Антонова. Весь 2019 год они боролись против завоза московского мусора во Владимирскую область. Теперь они пытаются помочь местным врачам.

 

Нам начали звонить врачи. Говорят: на втором этаже есть минимальная защита, но они ее стирают. Просто стирают руками. Замачивали, одевали мокрое, пообедали, одевали мокрое и ходили. Они нас знают хорошо, у меня есть связи в благотворительных фондах, поэтому они попросили: „Маш, ну, достань хоть какую-то защиту нам!“

Мария и Ольга обратились к главврачу Александровской центральной районной больницы Эммануилу Здановскому. Карабановская клиника подчиняется именно ему. Здановский их помощь принимать не стал — говорит, что не может:

 «Я единственный раз разговаривал с одной из них. Кроме оскорблений по телефону в свой адрес никакого осадка не осталось, не скрою. Могу сказать, что я не видел никого из них живьем, — рассказывает главврач Здановский про встречу с активистками. — На мою настоятельную просьбу: вы нам покажите, что это такое, документы на эти изделия [защиты] есть или нет? Мы понимаем прекрасно, что большой благотворительный фонд подарил нам на два миллиона оборудования, а маленький фонд может что-то маленькое сделать — и им это будет очень хорошо, они убедятся, что они действительно помогают. Мы любому рады, но я повторюсь, как чиновник от медицины, я не могу принимать что-то с улицы».

В первый раз женщины предлагали только помощь с выходом на благотворительные фонды. Когда они получили отказ от больницы, то уже сами нашли защитные костюмы и снова предложили помощь — и снова неудачно.

«Предлагали так называемые защитные костюмы производства местной швейной фабрики. Но понимаете, отправлять в них врачей работать в очаг биологической опасности — я не обладаю не только моральным, но и юридическим правом. Их противовирусная защита ни кем не проверена», — отвечает Здановский.

Скриншот с официального сайта Ansell

Костюмы, которые предлагали активистки, производятся английской фирмой Ansell. Компании 125 лет и ее специализация защитные и медицинские перчатки. При этом в соседней больнице эти костюмы решили взять, а Карабановской они почему-то не подошли. 

12 апреля, когда коронавирус был подтвержден у пациента из отделения терапии на первом этаже клиники, все сотрудники больницы в Карабанове вместе с другими пациентами из отделения оказались заперты там. Многие из них — без положительного диагноза на коронавирус. Медсестры уверены, что если бы им выдали необходимые средства защиты, распространения инфекции бы не было.

«Нам выдали какие-то одноразовые халатики, непонятно какие. Не то что респираторы, нам маски дали не сразу, — жалуется одна из медсестер. — Дали 100 масок и главный распорядился, чтобы мы эти маски отдали больным — чтобы они не заражались. На тот момент у нас было порядка 40 больных, потом еще поступали. Я маски раздала всем больным и на персонал практически ничего не осталось. И нас заставляли эти несчастные халатики и маски просто дезинфицировать, стирать и дальше снова использовать».

«Защищены мы или нет, противочумных костюмах они должны работать или нет? А вы знаете, подобных предписаний не существовало на тот момент и сейчас не существует, — говорит главврач Здановский. — Понимаете, они условно зараженные. Да, опасность есть, но извините, наденьте хотя бы маски. А в отношении „голубеньких халатиков“ — это не „голубенькие халатики“, это называется костюм „Садолит“, он официально разрешенный. Там говорят, что мы стираем халаты, но мы не стираем, мы их обрабатываем.

Костюм «Садолит»

Проблема, что халаты «Садолит» обрабатывать можно только для утилизации, носить их после не стоит. Есть предписание Всемирной организации здравоохранения, что после обработки носить защиту повторно можно только в крайних кризисных ситуациях, когда средств индивидуальной защиты не хватает или просто нет:

  • Исходя из имеющихся фактических данных, в консультации с международными экспертами и другими учреждениями в области ПКИ, ВОЗ тщательно рассмотрела вопрос о принятии крайних временных мер в кризисных ситуациях, которые следует принимать только в тех случаях, когда возможна серьезная нехватка СИЗ, или в тех областях, где СИЗ может не иметься в наличии.

Только главврач Эммануил Здановский уверяет, что нехватки костюмов нет, и в помощи местных активистов он не нуждается: «У нас в самом начале апреля появились костюмы в достаточном количестве. Больше тысячи штук костюмов „Тайвек“ — современная и европейским сообществом сертифицированная продукция. Мы их сейчас используем, их в достаточном количестве».

Медсестры из Карабаново замачивают и стирают не только костюмы «Садолит», но тот самый «Тайвек». По словам старшей медсестры Нины Роговой, такие правила в больнице установил главврач Здановский:

Нам главный врач сказал,  что все должно быть экономно, в условиях войны все одноразовое превращается в многоразовое. [Использовали] до тех пор, пока они в тряпочки не превращались. То есть практически никакой защиты у нас не было, — говорит медсестра.

Медсестра Рогова написала заявление в местную прокуратуру.

«Вот этот цинизм, отношение к персоналу, к людям как к мусору какому-то… грязь под ногами, — возмущается медсестра. — Я не знаю, до чего это может привести. Вывести весь состав персонала — 15 человек — это просто цинизм. В то время, когда страна борется, когда нужен каждый сотрудник, каждый на счету. Знаете, такое ощущение, как будто нас там намеренно хотели заразить. Я не знаю, это преступление, халатность такая, человек не на своем месте. Не могу понять, за что так с нами обошлись».

Больница в Карабанове продолжает работать. Сейчас в ней лечатся 38 человек с пневмонией и 51 с коронавирусом. Несколько пациентов находятся в реанимации. 

Те, кого выписывают, подтверждают, — в терапии никаких защитных костюмов не было. Бывшие пациенты рады, что покидают клинику и едут долечиваться домой.

Вокруг Карабановской больницы строят забор, чтобы посторонние не могли пройти. Но сами строители ходят без масок, пересекаются с теми, кого выписывают на домашнее лечение.

«В мае выпускали в сутки три тысячи защитных костюмов для врачей. К концу апреля выходим на уровень 100 тысяч. К середине мая будет свыше 150 тысяч», — заявил Владимир Путин 29 апреля.

В России уже более 100 тысяч зараженных коронавирусом.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю