Битва преемников на старте: почему Путин не спешит выбрать своего сменщика и кто входит в четверку его «мушкетеров»

Объясняет Константин Гаазе
4 апреля, 16:30 Анна Немзер
2 184

Политолог Константин Гаазе объяснил, почему несмотря на разговоры о транзите власти преемник Путина остается загадкой и есть ли какие-то планы по поднятию рейтинга президента до конца «шестилетки».

Мы по 2008 году, по выборам 2008 года помним, что битва преемников началась сильно загодя. Это слово возникло в медийном пространстве за несколько лет до 2008 года.

Конкретно в ноябре 2005 года.

И дальше началось вот это жонглирование именами, версии и так далее. Сейчас…

Цикл другой. Шесть лет. Никто не знает, что с этим делать, никто не понимает. Они дураки. Они считают, что время ― это как цифру «2» нарисовать в тетрадке, потом цифру «4», поставить значок плюса, нарисовать «6» и сказать: «Вот! Было четыре, а стало шесть!». Ребята, в политике время ― это самое главное. Время ― это единственный фактор, который вообще в политике что-то стоит. 

Никто не понимает, как работает этот цикл. И причем уже появляются закономерности, например, падение рейтинга первые два года, но ведь у нас же в прошлую шестилетку Крым случился через два года, а сейчас что будет? Я не думаю, что у Кириенко есть какой-то, как говорят в модных фильмах, плейбук, который можно открыть и сказать: «А теперь мы знаем, что делать с падением вашего рейтинга, Владимир Владимирович». Без таких, скажем, экстраординарных мер, как присоединение Венесуэлы. 

Никто не знает. Они не поняли, что они сделали. Они сломали вполне себе работающую циклическую машину, то есть они сломали ожидание, они сломали оценку рисков, при этом ничего нового они не дали. И при этом оказывается, что сейчас нужно эту шестилетку а) выстраивать с чистого листа, потому что никакого Крыма на горизонте не просматривается, б) по Конституции это последняя шестилетка Владимира Владимировича. 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Россия это Европа