«В досрочных парламентских выборах нет необходимости». Дмитрий Бадовский о едином дне голосования и о том, состоятся ли досрочные выборы в парламент

ONLINE
15 сентября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (28:47)
Часть 2 (16:14)
Ведущие:
Антон Желнов

Комментарии

Скрыть

На связи со студией российский политолог, председатель совета директоров Фонда «Институт социально-экономических и политических исследований» Дмитрий Бадовский, политолог Дмитрий Орешкин, политолог Александр Кынев и зрители Дождя. 

Желнов: Дмитрий, как вы можете объяснить столь низкую явку? Я надеюсь, вы не будете ссылаться на сентябрь, на то, что не все вернулись из отпусков. Наверное, какие-то другие причины. Какие, как вы считаете?

Бадовский: Не буду ссылаться, хотя погода вчера была действительно плохая. В субботу была хорошая, сегодня тоже, а вчера как будто не повезло. Тем не менее, конечно, причина не в этом. Я бы назвал две. Первая – это то, что выборы в Мосгордуму были только по одномандатным округам, соответственно, не присутствовала в кампании по выборам в Мосгордуму партийная составляющая, соревнование партий. Кампания распалась на локальные окружные аудитории.

Понятно, что здесь не работала межпартийная борьба, идеологическая программная борьба. Было очень мало общегородской повестки в этих выборах. При таких условиях кампании мобилизовать электорат, мобилизовать своего избирателя намного сложнее. Если выборы проходили хотя бы по смешанной системе, я думаю, явка была бы процентов на 10 выше, и это примерно соответствовало бы традициям явки на выборах в Мосгордуму.

А вторая причина низкой явки в Москве, на мой взгляд, она вполне институциональная. Она состоит в том, что именно накануне этой избирательной кампании мэрия Москвы объявила, что отныне Мосгордума не будет работать на постоянной основе, большинство депутатов будут это совмещать со своей традиционной работой, парламент будет работать на полупрофессиональной основе, и заседания будут проходить не традиционно раз в неделю, а раз в месяц.

То есть накануне выборов был послан сигнал, что участие Мосгордумы в формировании городской повестки дня, в формировании политики городской снижается. Соответственно, это тоже, на мой взгляд, привело к тому, что часть избирателей решили не участвовать в выборах, которые, на их взгляд, решают гораздо меньше, чем выборы мэра, например.

Желнов: Сейчас вечером Леонид Ярмольник, один из участников этой выборной кампании, депутат-самовыдвиженец, заявил, что выборы с 20-процентной явкой в Москве нельзя считать действительными, большинство мандатов получили единороссы. И Ярмольник ссылался на то, что он физически знал, что в его округе люди, приходящие на избирательный участок, голосовали за него, тем не менее, он не прошел. И вот такое разочарование и скепсис выразил, сказал, что выборы вообще нельзя считать действительными. Как вы относитесь к этим словам?

Бадовский: Понятно разочарование человека, который проиграл выборы, хотя долгое время считался в округе одним из фаворитов. Да и вообще надо сказать, что на старте избирательной кампании ожидания по поводу участия кандидатов от «Гражданской платформы» были достаточно высоки, но по мере развития кампании позиции партии слабели и слабели, и кончилось тем, что ни один из кандидатов не прошел, хотя еще в начале выборов были прогнозы, что 3-4 мандата они могут получить.

Кстати, я считаю, что если бы выборы проходили посмешанной системе в городе Москве, то, конечно, «Гражданская платформа», скорее всего, смогла бы мобилизоваться, «Яблоко» смогло бы. Сегодня претензии со стороны «Яблока» заключались в том, что они имеют сильные позиции по ряду округов, но при мажоритарных выборах победитель получает все. Так устроены мажоритарные выборы, так устроены выборы в один тур, когда, даже получив 28 против 27, вы забираете 100% победы, 100% результата, а все остальное сгорает. Это особенность выборов исключительно по мажоритарным кругам.

Но надо сказать, что у нас раньше был порог явки, были времена, когда требовалось 25% явки. Сейчас таких требований нет, поэтому, исходя из закона, все нормально. На этих выборах 20%, могло бы быть чуть больше.

Желнов: Это какая-то унизительно низкая цифра при прочих равных.

Бадовский: На последних выборах Нью-Йорка явка была 24%, тоже, в общем, не впечатляет.

Желнов: У нас, по-моему, 33% было в прошлом сентябре.

Бадовский: Было, но там была довольно острая идеологическая кампания.

Желнов: Вы имеете в виду участие Алексея Навального?

Бадовский: Ну конечно, в том числе и это. Еще раз говорю: кампания распалась на 45 локальных историй, в том числе из-за этого явка ниже. Кстати говоря, даже применительно к «Единой России» все прогнозы оказались опровергнуты, потому что кандидаты, которые шли строго под брендом «Единой России», в открытую с флагами «Единой России», они, как ни странно, набрали больше в среднем, чем самовыдвиженцы, которых «Единая Россия» поддерживала.

Все думали, что более завуалированная поддержка кандидатов, в том числе от бюджетной сферы, позволит им даже больше голосов собирать. А выяснилось, что сейчас, наоборот, флаг и бренд «Единая Россия» очень хорошо работают, и те кандидаты, которые четко себя позиционировали как партийные кандидаты-единороссы, в среднем набрали больше. Я считаю, что если бы в Москве были выборы в Мосгордуму по смешанной системе, у нас был бы более интересный результат выборов и более высокая явка.

Желнов: Вы сказали такую интересную вещь, что Ярмольник в своем округе считался фаворитом, но почему-то фаворит не выиграл эти выборы.

Бадовский: Там сложилась довольно конкурентная история, там действительно последние две недели кампании ситуация очень активизировались. Очень сильная кампания была Шастиной, в том числе политтехнологии активно в этом округе применялись.

Желнов: Я надеюсь, что «политтехнологии» в хорошем смысле этого слова, вы сейчас имеете в виду не про вбросы, потому что это тоже обсуждается.

Бадовский: Нет. В хорошем. Нет, в этом смысле выборы в Москве были вполне честные и чистые, не сравниться с Санкт-Петербургом. Та же самая примерно ситуация, как в округе Ярмольника, сложилась в округе, где, в конечном счете, победил Клычков. И он тоже победил, то, что называется буквально на бровях, буквально последним рывком. Он победил, и это в полной мере его заслуга, это в полной мере его победа. И он смог, не будучи изначально фаворитом, не выглядев изначально фаворитом в округе, где ему противостоял, можно так сказать, префект, бывший перфект на свой территории, тем не менее, он смог победить.

Желнов: Дмитрий, вы сегодня удивили своим заявлением, хотя уже ничему, наверное, не стоит удивляться, о том, что досрочные выборы могут пройти и в Думе, что может быть распущена нынешняя Дума, и уровень поддержки партии власти настолько велик, что и не страшно проводить и опробовать технологию досрочных выборов применительно к Госдуме. Вы это всерьез говорили?

Бадовский: Я бы хотел сказать, что меня, прежде всего, удивила интерпретация моих слов со стороны «Эха Москвы». Было бы, на мой взгляд, правильно, чтобы представители «Эха Москвы» сначала позвонили мне и уточнили, как они поняли, а потом публиковали какие-то новости.

Желнов: Ну как трактовать ваши слова?

Бадовский: Очень просто, так, как я и сказал на медиафоруме. Речь идет о том, что на сегодняшний день рейтинги у власти очень высоки, любая власть стремится использовать ситуацию, когда у нее рейтинг высокий, в свою пользу. Это нормально, это часть политической стратегии. Во многих странах в таких ситуациях, бывает, распускают парламент, организуют внеочередные выборы. Так часто бывает, прежде всего, в странах парламентской демократии, с парламентской системой, будь то Великобритания, например, или Германия.

У нас по Конституции распустить Госдуму без провоцирования естественного или искусственного правительственного кризиса невозможно. Поэтому у нас такая технология не работает, хотя эксперты обсуждают эти темы периодически. Но у нас в этом году власть, понимая, что повестка дня благоприятствует, рейтинг Путина поднимает все лодки, поднимает рейтинг «Единой России» и губернаторов, пошла на то, что дала возможность почти 20 губернаторам выйти на досрочные выборы, прекрасно понимая, что им в этом году будет выиграть легче.

Желнов: Чтобы продлить себе полномочия как минимум до 2018 года. Давайте не забывать, что и это одна из мотиваций досрочного сложения полномочий, как в прошлом году Собянин сделал, мы видели сейчас другие примеры.

Бадовский: Да, но до этого пропуск на досрочку носил точечный характер, а в этом году это почти 20 губернаторов, которые получили право выйти на досрочные выборы. Еще раз говорю: власть, прекрасно понимая, что ситуация благоприятствует, использовала в этом году ситуацию для того, чтобы переизбрать значительную часть губернаторского корпуса. Да, это вполне технологичный подход, это нормально.

Желнов: «Единая Россия» пойдет на самороспуск либо президент, лидер партии Дмитрий Медведев сделает какое-то заявление? «Единая Россия» готова к роспуску и к досрочным выборам?

Бадовский: В Госдуме?

Желнов: Да.

Бадовский: В этом нет необходимости.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.