«Нет оснований сомневаться в данных ФСБ»: что не так с судами по «секретным» статьям на примере приговора Карине Цуркан

10 марта, 10:00
8 487

Объединение юристов «Команда 29», специализирующееся на делах о госизмене, опубликовало приговор бывшего члена правления «Интер РАО» Карины Цуркан, которую в декабре 2020 года приговорили к 15 годам колонии общего режима по делу о шпионаже в пользу Молдавии. Цуркан не признала вину, а защищавшая ее «Команда 29» настаивает, что ключевые улики в деле сфальсифицированы. Обнародованный приговор — наглядная иллюстрация того, как в России расследуют дела по «секретным» статьям «Государственная измена» и «Шпионаж». 

Карина Цуркан. Фото: Александр Авилов / Агентство «Москва»

Анонимные свидетели и документы 

Одним из свидетелей на суде выступил сотрудник разведывательного подразделения ФСБ, реальное имя которого не было раскрыто, а показания он давал под псевдонимом «Агафонов А.А». По его словам, в ходе работы он узнал о сотрудничестве Цуркан с молдавскими спецслужбами и о передаче ею за материальное вознаграждение сведений, составляющих государственную тайну, в том числе о поставках электроэнергии из России в Украину. В качестве доказательств «Агафонов» представил суду копии анкеты агента с персональными данными Цуркан и трех донесений из молдавской спецслужбы в разведцентр НАТО со сведениями. 

Документы, как и всю информацию, «Агафонов» получил от своих источников, объяснил он суду. При этом, указывает «Команда 29», свидетель отказался рассказать, у кого и как он добыл копии документов, откуда у него информация о сотрудничестве Цуркан с молдавскими спецслужбами и не смог назвать хотя бы приблизительный размер ее «значительного» вознаграждения. Как пишет защита Цуркан, по закону источники информации, которые скрывают от проверки судом, не могут ложиться в основу приговора и должны быть исключены из  числа доказательств.

Суд в ответ на эти претензии сослался на закон «Об оперативно-розыскной деятельности», в котором говорится, что рассекретить сведения о работе тайных агентов можно лишь «на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность». «При обстоятельствах, когда достоверность полученных свидетелем Агафоновым А.А. документов подтверждена не только проведенным сотрудниками ФСБ России комплексом ОРМ, но и данными, полученными из СВР России, у суда не имеется оснований сомневаться в допустимости этих доказательств», — говорится в приговоре.  

Непроверяемые доказательства 

В качестве доказательств суду представили «сообщения СВР России и ФСБ России, составленные по результатам проведенных мероприятий». Как говорится в приговоре, из них следует, что Цуркан за вознаграждение сотрудничала с разведкой Молдавии под псевдонимом «Карла». Поскольку на этих сообщениях ФСБ и СВР стоит гриф секретности, опубликовать их защита не имеет права и может лишь в общих чертах пересказать их суть.

Как утверждает «Команда 29» сообщения представляли из себя письма между разными отделами ФСБ, подписанные начальниками отделов. Силовики ссылаются на «имеющуюся в нашем подразделении информацию», что Цуркан осуществляла шпионскую деятельность в интересах молдавской спецслужбы, имела допуск к государственной тайне, встречалась с куратором в молдавской спецслужбе на конспиративных квартирах, а в обмен на сотрудничество «представители молдавской спецслужбы обеспечивали продвижение Цуркан по карьерной лестнице в „Интер РАО”».

«После ареста Цуркан в молдавской спецслужбе было проведено служебное разбирательство, и ряд должностных лиц лишились своей должности, планируется отставка всех заместителей руководителя молдавской спецслужбы. Кроме того, разоблачение Цуркан вызвало серьезную озабоченность американских кураторов», — пересказывает «Команда 29» письма из материалов дела. 

Главная претензия защиты заключается в том, что по закону сведения из любого документа, чтобы иметь статус доказательства в уголовном процессе, должны быть проверяемы — должен быть понятен источник получения этих сведений. В случае с письмами ФСБ и СВР это требование не соблюдается, поскольку в сообщениях отсутствует ссылка на источники, из которых была получена информация, пишут адвокаты. 

Ходатайства защиты о вызове в суд для допроса в качестве свидетелей авторов этих сообщений, суд отклонил. «В ходе допроса у предупрежденных об уголовной ответственности за заведомо ложные показания генералов можно было бы постараться узнать источники осведомленности, что дало бы возможность проверить эти источники. Несмотря на очевидность процессуальной пользы допроса этих лиц, ходатайства защиты были отклонены», — пишет «Команда 29».

«Использование подобных документов в качестве доказательств в уголовном процессе создает опасный прецедент, поскольку это открывает дорогу для осуждения людей на основании ничем не подтвержденных (по сути анонимных) утверждений», — заключают юристы. В ответ на эти претензии суд также ссылается на закон «Об оперативно-розыскной деятельности», позволяющий не раскрывать источники информации. 

Отказы в экспертизах 

Карина Цуркан . Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

Одним из ключевых доказательств обвинения стала анкета из личного дела агента молдавской спецслужбы с псевдонимом «Карла», составленная в 2004 году. Как говорится в приговоре, в анкете были указаны полные личные данные Цуркан и ее фотография. Защита указала, что в анкете от 2004 года используется фотографии Цуркан, сделанная для биометрического паспорта, оформленного в 2008 году, место жительства Цуркан в анкете указано по состоянию на 2011 год, место работы – на 2006 год, а образование – на 2015 год. Кроме того, привлеченный защитой переводчик указал на ряд неточностей в переводе. При этом суд отказал провести дополнительные технические и почерковедческие экспертизы документа. 

«Оснований полагать, что указанные вещественные доказательства были фальсифицированы сотрудниками ФСБ России либо любыми иными лицами, а также, что они хранились в условиях, не обеспечивающих сохранность их содержимого, в материалах уголовного дела не содержится», — говорится в приговоре. 

Еще три документа, в проверке которым отказали защите, — это тексты донесений молдавской спецслужбе о поставках газа в Украину. Защита настаивает, что эти донесения дословно повторяют тексты трех секретных документов Минэнерго, с которыми Цуркан из-за отсутствия у нее допуска к гостайне никогда не была ознакомлена, а узнала об их существовании лишь в ходе предварительного следствия по своему уголовному делу.

Близкие по тематике тексты были обнаружены на компьютере Цуркан, но как показала проведенная защитой экспертиза, переданные спецслужбам донесения в точности повторяли документы Минэнерго (доступа к которым у Цуркан не было), а личные материалы Цуркан никак в них не использовались. Суд и следствие отказались принимать во внимание заключение эксперта или назначать собственную экспертизу. Эксперт защиты вышел за рамки своих полномочий, говорится в  приговоре. 

Претензии защиты в приговоре названы «надуманными». «Имеющиеся неточности в указании персональных данных Цуркан при заполнении отдельных граф анкеты на молдавском языке носит характер явно технических ошибок», — говорится в приговоре. 

Доводы защиты о несовпадении дат фотографий, адресов и других данных в приговоре называются «надуманными». «Те обстоятельства, что эта фотография совпадает с ее фотографией из паспорта гражданина Республики Молдова, выданном государством, в чьих интересах она осуществляла свою преступную деятельность, не влияет не только на допустимость данного доказательства, но и на изложенные в нем сведения», — говорится в приговоре.

Можно ли разглашать гостайну, не имея к ней доступа?  

Александр Подгорчук / Коммерсантъ

Цуркан за все время работы не имела доступа к сведениям, составляющим государственную тайну, это подтвердили и выступивший в качестве свидетеля генеральный директор ПАО «Интер РАО» Борис Ковальчук. Как утверждает защита Цуркан, она действительно принимала участие и даже была докладчиком на совещаниях, о которых идет речь в материалах дела. «Никто из присутствующих на совещании не предупреждал ее, что обсуждаемые на нем вопросы будут касаться сведений, составляющих государственную тайну», — утверждает защита, ссылаясь на показания других участников совещаний. Обвинение утверждает, что протокол по итогам совещаний у зампреда правительства имел гриф секретности «секретно» и под ним стоит подпись Цуркан. 

Четверо допрошенных свидетелей подтвердили суду, что участвовали в этих совещаниях и по их итогам ни о какой секретности никому не говорили, а «содержащаяся в них информация была доступна не только им, но и практически любому специалисту энергетической компании, принимающей участие в таких поставках». 

Однако замминистра энергетики Андрей Черезов в своих показаниях подтвердил, что эти совещания были секретными, поскольку проводились на основании секретных или совершенно секретных поручений правительства. Это подтвердил еще один замминистра Вячеслав Кравченко. Это противоречие, как говорится в приговоре, «не опровергает тот факт, что в июне 2015 года неустановленные должностные лица Минэнерго России в нарушение требований законодательства РФ по защите государственной тайны ознакомили Цуркан К.В. с составляющими государственную тайну со степенью секретности „секретно“ сведениями по вопросам внешней политики РФ». 

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа